Skip to main content
schwarzer4_BENOITDOPPAGNEAFPGettyImages_michelvonderleyensaluted Benoit Doppagne/AFP/Getty Images

Уроки борьбы за руководящие посты в ЕС

БЕРЛИН – Возможно, этот торг был неприятным, но кандидаты, которых Европейский совет номинировал на руководящие посты в структурах управлениях ЕС, несомненно, впечатляют. Если Европарламент одобрит их кандидатуры, тогда немецкий министр обороны Урсула фон дер Ляйен и премьер-министр Бельгии Шарль Мишель станут председателями Еврокомиссии и Европейского совета соответственно, а испанский министр иностранных дел Жозеп Боррель займёт пост Верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности. А затем, в ноябре, Кристин Лагард должна будет сменить Марио Драги в качестве председателя Европейского центрального банка.

Хорошая новость в том, что каждый из этих кандидатов способен усилить ЕС в нынешний период глобальной нестабильности. Плохая новость в том, что ЕС будет по-прежнему сталкиваться с серьёзными внутренними проблемами. Борьба за номинацию кандидатов на руководящие должности привела к ликвидации системы «ведущего кандидата» («Spitzenkandidaten»), согласно которой крупнейшая партийная группа в Европарламенте избирает председателя Еврокомиссии, и к возврату к закулисным соглашениям, которые многие считают недемократичными. Такие изменения нуждаются в оправдании, иначе пострадает доверие к ЕС. Ведь система «ведущих кандидатов» была введена в 2014 году именного для того, чтобы опровергнуть бытующее мнение, будто ЕС страдает от дефицита демократии.

Кроме того, битва за лидерство усилила противоречия во взглядах внутри (и по поводу) источников легитимности в ЕС. Страны ЕС с сильной парламентской культурой считали, что руководители должны избираться на основе результатов майских выборов в Европарламент, а, по мнению других (например, Франции), руководящий опыт кандидатов намного важнее связи с этими результатами. Мы имеем делом с процессом выработки общепринятой процедуры отбора лидеров ЕС, который, естественно, является долгим. Несмотря на регресс в этого году, система «шпицен-кандидатов» должна сохраниться и дополниться на следующих выборах транснациональным списком кандидатов, которых поддержат усилившиеся общеевропейские партийные структуры. Кроме того, ЕС нужно укреплять роль Европарламента.

Целый ряд евродепутатов глубоко разочарован тем, что Совет отказался номинировать какого-либо из предложенных «ведущих кандидатов». Чувство, что их предали, они могут выразить, проголосовав против назначения фон дер Ляйен. Если её кандидатура будет отвергнута, последуют, возможно, целые месяцы институционального паралича. Для демонстрации своей доброй воли фон дер Ляйен должна сразу объявить, что будет работать над наделением депутатов фактическим правом инициирования новых законов. Благодаря заключению межинституционального соглашения с Еврокомиссией, такое изменение не потребует внесения поправок в какие-либо фундаментальные соглашения ЕС. Кроме того, если её утвердят в должности, фон дер Ляйен и новый председатель Европарламент Давид Мария Сассоли из Демократической партии Италии должны будут установить рабочие отношения, столь же близкие, как и у их предшественников – Жан-Клода Юнкера и Мартина Шульца. Впрочем, учитывая новый состав Европарламента, они должны активно взаимодействовать с председателями всех парламентских групп, которые хотят работать над укреплением Европы.

Тот факт, что депутаты избрали Сассоли вместо кандидата, предложенного Европейским советом (бывший премьер-министр Болгарии Сергей Станишев), означает, что после майских выборов в Европарламенте возродилось желание институционально самоутвердиться. Однако по результатам выборов этот орган власти стал фрагментированным так, как никогда раньше. В парламенте, который состоит из 751 депутата, число мест, принадлежащих двум главным партийным группам – Европейская народная партия (ЕНП) и Прогрессивный альянс социалистов и демократов (S&D), – сократилось с 404 до 336, что объясняется успехами «зелёных», крайне правых националистов и либеральных центристов.

Упадок больших коалиций Европы и появление новых, менее крупных партий будет препятствовать принятию решений, что уже было продемонстрировано неспособностью парламента договориться по поводу собственного «ведущего кандидата». Различия между парламентскими группами являются не только политическими, но и географическими. У ЕНП почти нет депутатов из Франции или Италии, зато большие делегации из Германии и стран северной Европы. А S&D получила намного больше поддержки в странах Иберийского полуострова и в Италии, но у неё сравнительно мало депутатов из стран Вишеградской группы (Чехия, Венгрия, Польша, Словакия) и Франции.

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, and the entire PS archive of more than 14,000 commentaries, plus our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Одновременно с возросшей фрагментацией Европарламента меняются отношения и между странами ЕС. Дни, когда Франция и Германия действовали заодно, прошли; и даже если в каких-то вопросах они выступают вместе, блокирующее меньшинство стран может встать у них на пути в Европейском совете. Завершившийся раунд переговоров о руководстве ЕС показал, насколько стало трудно сформировать большинство, не говоря уже о достижении единодушия. Напротив, национальные правительства всё более азартно бьются за свои интересы. В результате, те или иные страны ЕС будут испытывать сильный соблазн добиваться своих конкретных целей, объединяясь в небольшие группы единомышленников. Именно поэтому задача заключается в том, чтобы гарантировать соответствие таких инициатив официальным процедурам ЕС, а не их продвижению с помощью закулисных межправительственных сделок.

Высокий уровень явки на выборах в Европарламент говорит о том, что ЕС не потерял народную поддержку. В период, когда партии евроскептиков и националистов находятся на подъёме в отдельных странах союза, политический центр в Европарламенте укрепился. В целом, общественное доверие к Евросоюзу сейчас столь же высоко, как и в 1980-е годы, когда европейская интеграция помогала обороне от СССР. Для большинства европейцев по-прежнему важно быть частью Евросоюза.

Но результаты выборов также сигнализировали о желании перемен. Многие граждане отказали в поддержке традиционным партиям, причём значительная часть поступила так из-за страхов. Как и политики на национальном уровне, новые лидеры ЕС должны будут дать ответ избирателям, которые глубоко встревожены неопределённостью будущего – собственного и своих детей. Европейцев совершенно объяснимо беспокоит конкуренция великих держав, новые угрозы безопасности, а также технологическая революция, угрожающая полностью изменить их экономические системы и общество.

Работая вместе с правительствами стран-членов, Евросоюз должен будет ответить на эти вызовы амбициозно и решительно. Европейский совет уже разработал стратегическую программу на 2019-2024 года. Теперь мяч на стороне Европарламента. После майских выборов евродепутаты из четырёх умеренных партийных фракций начали переговоры об общей программе политических приоритетов. Иными словами, они поставили содержательные вопросы выше кадровых. Вне зависимости от того, кто займёт руководящие должности, Европарламент уже будет иметь готовую общую платформу. Несмотря на произошедший обход системы «ведущего кандидата», эти усилия, равно как и многообещающий список кандидатов, подобранных Советом, означают, что ЕС медленно и постепенно взрослеет.

https://prosyn.org/j5x5WYQ/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions