1

Уроки площади Тяньаньмынь

Нью-Йорк. Пугает мысль, что ровно через двадцать лет после «Резни на площади Тяньаньмынь» некоторые молодые граждане Китайской Народной республики узнали больше о том, что же произошло там на самом деле. 4 июня 1989 года большое количество безоружных гражданских жителей Китая были убиты войсками Народно-освободительной армии (НОА), не только вблизи площади Тяньаньмэнь, но и в крупных городах по всему Китаю. Большинство из них были не студентами, начавшими демонстрации против коррупции и автократии, а обычными рабочими, чьи интересы должна была защищать Коммунистическая партия.

Молодежь ничего не знает об этих событиях, потому что большинство родителей молчали о них, чтобы защитить себя и своих детей от неприятностей. Дело в том, что в официальных китайских средствах массовой информации это событие никогда не упоминалось, это было запрещено. Сайты в Интернете, на которых упоминалось об этом событии, были закрыты. Сообщения электронной почты перехватывались. Люди, которые настаивают на публичном обсуждении этих событий, часто подвергаются аресту.

В 1989 году Чжао Цзыян был Генеральным секретарем Коммунистической партии. Несмотря на то, что он сам не был демократом, его симпатии были на стороне студентов-демонстрантов. В правительстве он был противником «жесткого курса», за что его арестовали, и он находился под домашним арестом до самой смерти в 2005 году. Его мемуары были вывезены из страны на кассетах, замаскированных под записи пекинской оперы. Его записи были опубликованы только на английском и китайском языках, но до сих пор они не могут легально распространяться в Китае.

Без сомнения, книга Чжао вызовет еще большие дебаты о том, какие именно уроки мы должны извлечь из «Четвертого июня». Эти дебаты необходимы. Если бы они могли проходить в Китае. Одной из точек зрения, появившихся практически сразу после начала резни в 1989 году, заключалась в том, что наиболее радикальные лидеры студентов поступили безрассудно. Они должны были четко представлять себе неизбежность жестокого разгона демонстрации. Спровоцировав режим, студенты аннулировали все шансы на медленное проведение политических реформ, которое готовили их более сдержанные старшие соратники.