solana134_MARCUS YAM  LOS ANGELES TIMES_aghan refugees soldiers MARCUS YAM LOS ANGELES TIMES

Три урока двадцатилетнего провала

МАДРИД – Двадцать лет назад теракты 11 сентября потрясли мир. «Мы все американцы» – таким был глобальный лозунг солидарности. Неуязвимость Запада после Холодной войны внезапно оказалась иллюзией. У глобализации, которая превратилась в господствующую парадигму и способствовала установлению экономического доминирования Запада в 1990-е годы, как выяснилось, имелась тёмная сторона.

Спустя двадцать лет после тех терактов трудно переоценить их последствия для Запада и мира в целом. Агрессивная негосударственная структура в невероятной степени повлияла на международную повестку. Хотя гегемония Запада во главе с США оставалась неоспоримой, ситуация однополярности, характерная для 1990-х, явно близилась к концу, а внешняя политика США фундаментально менялась под влиянием «глобальной войны с террором».

В контексте того времени было неудивительно, что возглавленное США вторжение в Афганистан получило подавляющую международную поддержку. Теракты 11 сентября не могли остаться без ответа, а именно талибы предоставили «Аль-Каиде» убежище, откуда она спланировала, организовала и провела эту операцию.

Однако война в Афганистане запомнится как крупнейший провал. Её высокая цена и низкая отдача заставляют задаться очевидным вопросом: а зачем вообще всё это было? Более 48 тысяч афганских гражданских лиц, как минимум 66 тысяч афганских солдат и 3500 солдат НАТО были убиты за 20 лет этот конфликта. Америка потратила более $2 триллионов, пытаясь построить афганские государственные институты, и всё это, чтобы увидеть, как те испарились буквально за несколько недель наступления «Талибана», вторично захватившего страну.

Восстановление талибского правительства в Кабуле – это ещё одно доказательство того, что «глобальная война с террором» была неправильной затеей. Афганцы (особенно женщины и девочки) брошены на произвол, их вновь ждут реалии жизни под властью режима фундаменталистов. Задача Запада сейчас – задуматься над уроками этого печального опыта.

Первый урок состоит в том, что применение внешней военной силы – это не самый разумный путь для эффективной и долгосрочной смены режима. Запад абсолютно не справился с задачей создания современного, демократического и устойчивого афганского государства, способного противостоять угрозе «Талибана». В ту же самую ловушку США попали после своего нелегального вторжения в Ирак в 2003 году, где вскоре они столкнулись с повстанческим движением, посеявшим семена Исламского государства. А затем они сделали всё это ещё раз в Ливии, где из-за фиксации НАТО на идее свержения Муаммара Каддафи эта страна погрузилась в хаос и гражданскую войну.

Subscribe to Project Syndicate
Bundle2021_web4

Subscribe to Project Syndicate

Enjoy unlimited access to the ideas and opinions of the world’s leading thinkers, including weekly long reads, book reviews, topical collections, and interviews; The Year Ahead annual print magazine; the complete PS archive; and more – for less than $9 a month.

Subscribe Now

Иными словами, идея строительства государства сверху оказалась крайне дискредитирована. Данная модель предполагает, что установление военного присутствия и закачивание ресурсов в ту или иную страну неизбежно обеспечит безопасность, развитие и демократическое правление. Но строительство государства требует поддержки людей, поэтому оно может стать успешным лишь в том случае, если оно осуществляется через местных представителей, которые воспринимаются как легитимные.

В Афганистане этот элемент отсутствовал. Поддержав военных деятелей, подобных Абдул-Рашиду Дустуму, чьи войска совершили множество злодеяний, Запада подорвал собственные усилия по национальному строительству и отпугнул значительную часть афганского населения.

Если говорить шире, то идею, будто существующие институты страны можно с лёгкостью заменить на новые, следует признать неубедительной. Большинство государств строятся постепенно и эндогенно путём сотрудничества и компромиссов на протяжении длительного времени, а не под иностранным диктатом. Подражание и соблазнение – это намного более мощные инструменты, чем сила и принуждение.

Ситуация усугублялась тем, что после 11 сентября администрация президента США Джорджа Буша-младшего сделала ставку на военную силу вместо дипломатии, которая долгое время служила опорой для наиболее ценного актива Америки – её привлекательность для остального мира. Берлинская стена рухнула не под воздействием военной силы, а потому что люди, жившие при коммунизме, поняли, что западная экономическая модель обеспечивает более высокий уровень жизни, чем тот, на который они могли рассчитывать.

Второй урок двадцати лет в Афганистане заключается в том, что внутреннему строительству государства должны сопутствовать региональные стратегии. Подходы, исключающие ключевых региональных игроков, обречены на провал, особенно в сегодняшнем многополярном мире. Решив действовать в одиночку, Запад не сумел осознать изменения в международном балансе сил.

Соседние с Афганистаном страны предлагали возможности, которые оказались проигнорированы. Китай был не в состоянии внести значительный вклад в начале войны, но поскольку эта страна находилась на подъёме как глобальная держава, она могла бы стать полезным партнёром. Более тесная координация усилий по стабилизации под руководством США и иностранных инвестиций из Китая в Афганистан могла бы максимально повысить пользу проектов развития для местного населения.

А более активное участие России позволило бы направлять больше ресурсов в Афганистан через «Северную сеть поставок», уменьшив необходимость в транспорте через Пакистан, который в результате приобрёл значительный рычаг влияния. Кроме того, Саудовская Аравия, получающая американское оружие и являющаяся крупным инвестором в Пакистане, могла бы использовать своё влияние на пакистанское правительство для того, чтобы убедить его играть более конструктивную роль в урегулировании региональных проблем.

Последний урок афганского фиаско касается Европы, у которой сохраняется необходимость в развитии собственного потенциала в соответствии с собственными стратегическими интересам. Постепенный отказ американской внешней политики от роли мирового «сторожевого пса» должен заставить Европу активней задуматься над своей зависимостью от американского потенциала и политики.

Эвакуация из Кабула стала наглядным примером того, что именно стоит на конку. Без американских военных самолётов союзники США не могли эвакуировать свой персонал из страны. А учитывая, что теперь замаячила перспектива нового кризиса беженцев в Европе, счёт за отсутствие ресурсов, позволявших действовать в Афганистане автономно, вскоре может быть предъявлен к оплате. Евросоюз должен руководствоваться принципом «учиться в действии», чтобы наращивать свои гражданско-военные операции в ключевых регионах с целью не допустить приближения нестабильности к дому.

Хотя мир значительно изменился за последние 20 лет, проблема международного терроризма по-прежнему далека от решения. Например, тревожная ситуация с безопасностью в Сахеле должна заставить нас всех задуматься над тем, какой курс действий надо будет выбрать в будущем. Впрочем, одно совершенно ясно: «вечные войны» неприемлемы, особенно для тех, на кого ложится их вынужденное бремя. Мы все стали американцами после 11 сентября, но мы забыли стать афганцами.

https://prosyn.org/O2JltARru