Законный путь женщин в науку

Во всем мире женщины занимают очень мало высоких постов в области академических исследований. В государственных исследовательских институтах и университетах США и Франции женщины занимают только около 14% ведущих должностей. И это, пожалуй, самый высокий показатель: процент падает до 11% в Италии, 7% в Японии и 5% в Германии и Нидерландах. Более того, чем выше престиж института, тем меньше в нем женщин: в Университете Кэмбриджа, например, 6% профессоров являются женщинами по сравнению с британским национальным средним показателем, который составляет 8%. Новым и интересным фактом является то, что в настоящее время всех – и деканов, и президентов университетов, и национальных законодателей – это не устраивает. Германия и Япония призывают к тому, чтобы к 2005 и 2010 гг. соответственно 20% профессоров были женщинами. Французы тоже променяли свою веру в свободу и братство на политику равенства. С того момента, как в 1998 г. Европейский Союз учредил «Комиссию: Женщины и Наука» и начал серьезно вкладывать большие средства в этот проект, члены-государства борются за то, чтобы получить высокий счет в игре «женщины в науке». Демократические организации тоже вкладывают большие средства в поддержку индивидуальных талантов, но принцип о том, что свободное соревнование выдвигает самых лучших – это идеал, который часто конфликтует с реформами правительства, принимаемыми для того, чтобы способствовать развитию равенства. Например, предложение Германского правительства создать квоты для женщин в научных исследованиях, финансируемых государством, спровоцировали широко распространенную критику - знакомую нам благодаря дебатам «утвердительного действия» о расовом равенстве в Соединенных Штатах – того, что критерии найма будут занижены. Более снисходительно критики выдвигают обвинение в том, что квоты обесценивают достижения и разрушают авторитет женщин, которые получили бы работу в любом случае. Но была ли наука когда-нибудь областью, в которой вознаграждали по заслугам? Были ли когда-нибудь ее критерии нейтральными по отношению к полу? В 1910 г. престижная Парижская Академия Наук отказала в членстве Марии Кюри – первому человеку, который дважды выиграл Нобелевскую Премию – вместо того, чтобы нарушить свои мужские традиции. Немецкого физика Лизу Майтнер, прославившуюся во всем мире, низвели до подвала Института Кайзера Вильгельма в Берлине потому, что женщины, за исключением уборщиц, не допускались наверх. В настоящее время часто барьеры являются менее очевидными: по документам недавно проведенного исследования в Швеции, например, женщины должны были опубликовать значительно больше весомых статей, чем мужчины для того, чтобы получить финансирование от Шведского Медицинского Исследовательского Совета. Оппоненты квот, в самом деле, игнорируют то, как правительства, университеты и исследовательские лаборатории использовали квоты в прошлом – чтобы принести пользу мужчинам. Расцвет демократии был палкой о двух концах: в то время, как она утверждала общество, управляемое мужчинами с наилучшими способностями; влиятельных аристократических женщин вернули из общественной сферы в дом, и ограничили им профессии, исключая карьеру в науке. Их не принимали в исследовательские университеты до конца XIX века, а ведущие институты соблюдали строгие квоты на принятие женщин до 1930-х гг. Даже в 50-х гг. в объявлениях о том, что требуется научный сотрудник, в Соединенных Штатах часто указывали: «женщинам не обращаться». К счастью, американский Акт о Равной Заработной Плате, принятый в 1963 г., Акт о Равной Возможности Трудоустройства, принятый в 1972 г., и подобные законодательные акты, принятые в мире, уничтожили формальные правовые барьеры для развития женского прогресса в науке. Но мы не должны забывать, что университеты эволюционировали по своей организации, чтобы приспособиться к жизни мужчин. Возьмем только один яркий пример, дюжины женщин в институте эволюционной биологии Университета Тюбинген делали аборты потому, что они боялись, что с материнством их карьерам придет конец. Еще хуже то, что установленный научный предрассудок по поводу пола распространяется и на сами научные исследования, ставя под угрозу жизнь и благополучие женщин. Обширные и авторитетные медицинские исследования, проведенные в США – включая основные исследования о влиянии высокого давления, курения и уровня холестерина на коронаротромбоз и заболевание сосудов – вообще исключили женщин. В 1992 г. было обнаружено, что только половина лекарств, широко используемых в США, подвергались анализу на разницу полов. Впоследствии было доказано, что ацетаминофен - составная часть многих обезболивающих, усваивается женщинами только на 60% по сравнению с мужчинами. На каком основании тогда раньше были сформулированы рекомендации дозировок для женщин? Невероятно, что обнаружение такой необъективности в исследованиях, не привело к немедленной переоценке методики основных направлений научного поиска. Научные, предположительно нейтральные, механизмы самокоррекции были приведены в движение только законодательной акцией. В 1986 г. американский Национальный Институт Здравоохранения издал директивы, требующие, чтобы во все исследования, финансируемые государством была включена и репрезентанивная выборка образецов – представителей женской популяции. Директивы были переизданы в 1987 г., а потом в 1990 г. – что не принесло никакой пользы. Для гарантии необходимого включения женских субъектов в базовые медицинские исследования требовался федеральный закон, который был принят только в 1993 г. Так же, как наши предки не боялись издавать законы против женщин, мы не должны бояться издавать законы в пользу женщин. Для того, чтобы перечеркнуть столетия общественной политики, направленной на то, чтобы не пустить женщин в науку, потребуются реформы, разработанные экспертами и одобренные ответственными должностными лицами. В конце концов, научно-исследовательские учреждения не могут и не должны в одиночку решать проблемы, которые являются глубоко общественными. Это не оправдывает университеты и исследовательские лаборатории. Наоборот, они должны оставаться открытыми для фундаментальных организационных и интеллектуальных перемен, целью которых является увеличения роли женщин в науке. Они должны признать и пересмотреть существовавший на протяжении долгого времени подход не только к роли женщины в семье и ее отношении к профессиональной карьере, но и к определению знаний и формулировке приоритетов исследований. Мы бы все хотели, чтобы наука вознаграждала по заслугам и была безжалостно само корректирующей, но мы не должны дурачить самих себя: трезвый анализ пола и сильная общественная политика необходимы, чтобы стать гарантией этого.
http://prosyn.org/EFWgfq0/ru;
  1. Patrick Kovarik/Getty Images

    The Summit of Climate Hopes

    Presidents, prime ministers, and policymakers gather in Paris today for the One Planet Summit. But with no senior US representative attending, is the 2015 Paris climate agreement still viable?

  2. Trump greets his supporters The Washington Post/Getty Images

    Populist Plutocracy and the Future of America

    • In the first year of his presidency, Donald Trump has consistently sold out the blue-collar, socially conservative whites who brought him to power, while pursuing policies to enrich his fellow plutocrats. 

    • Sooner or later, Trump's core supporters will wake up to this fact, so it is worth asking how far he might go to keep them on his side.
  3. Agents are bidding on at the auction of Leonardo da Vinci's 'Salvator Mundi' Eduardo Munoz Alvarez/Getty Images

    The Man Who Didn’t Save the World

    A Saudi prince has been revealed to be the buyer of Leonardo da Vinci's "Salvator Mundi," for which he spent $450.3 million. Had he given the money to the poor, as the subject of the painting instructed another rich man, he could have restored eyesight to nine million people, or enabled 13 million families to grow 50% more food.

  4.  An inside view of the 'AknRobotics' Anadolu Agency/Getty Images

    Two Myths About Automation

    While many people believe that technological progress and job destruction are accelerating dramatically, there is no evidence of either trend. In reality, total factor productivity, the best summary measure of the pace of technical change, has been stagnating since 2005 in the US and across the advanced-country world.

  5. A student shows a combo pictures of three dictators, Austrian born Hitler, Castro and Stalin with Viktor Orban Attila Kisbenedek/Getty Images

    The Hungarian Government’s Failed Campaign of Lies

    The Hungarian government has released the results of its "national consultation" on what it calls the "Soros Plan" to flood the country with Muslim migrants and refugees. But no such plan exists, only a taxpayer-funded propaganda campaign to help a corrupt administration deflect attention from its failure to fulfill Hungarians’ aspirations.

  6. Project Syndicate

    DEBATE: Should the Eurozone Impose Fiscal Union?

    French President Emmanuel Macron wants European leaders to appoint a eurozone finance minister as a way to ensure the single currency's long-term viability. But would it work, and, more fundamentally, is it necessary?

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now