3

Глобальные потоки и глобальный рост

БЕРКЛИ – Трансграничные потоки приобретают все большее значение в мировой экономической деятельности. Но каким именно образом глобальная экономика связана в единое целое? Как меняются трансграничные потоки между видами деятельности, секторами и странами? В национальной экономике каких стран трансграничные потоки или «взаимосвязанность» проявляются в наибольшей степени? И какие выводы из этого следуют для бизнесменов и политиков?

В новом докладе от Глобального института McKinsey эти вопросы обсуждаются с помощью анализа входящих и исходящих потоков товаров, услуг, финансов, людей, данных и сообщений для 195 стран за последние 20 лет.

Как совокупность данных, так и примеры на микроуровне подтверждают, что мир стал более тесно взаимосвязанным, а трансграничные потоки стали более разнообразными и сложными – а также что в них вовлечено больше стран и больше участников внутри них. Несмотря на значительный спад с 2007 по 2009 год вследствие глубокой глобальной рецессии, общий объем финансовых потоков, а также торговли товарами и услугами составил в 2012 году 36% от глобального ВВП – в 1,5 раза выше, чем в 1980 году.

В докладе также подтверждается, что увеличение открытости в отношении глобальных потоков – существенный источник экономического роста для индустриальных стран и всего мира. В целом, по оценке данного исследования, глобальные потоки обеспечивали 15-25% мирового экономического роста ежегодно, причем странам с более развитыми связями доставалось на 40% больше связанных с этим выгод, чем остальным. Это соответствует экономической теории: связи стимулируют рост за счет повышения производительности вследствие специализации, объемов, конкуренции и инноваций.