0

Ла Страда на Уолл-стрит

ВЕНА – Защитники неолиберализма считают, что государства не только должны управляться как компании, но и оставаться максимально отстранёнными от экономики. Рынок, согласно их настояниям, регулирует сам себя. Однако более 50 лет назад лауреат Нобелевской премии Пол Самуельсон выразительно возразил против подобной идеализации рынков: полная  свобода рынка приведет к тому, что собака Рокфеллера будет получать молоко, необходимое бедному ребёнку для здорового развития; не из-за несостоятельности рынка, а потому, что «товары оказываются в руках тех, кто за них больше платит».

Подобная сложность с распределением благ лежит в самой основе капиталистической системы, которая представляет собой бесконечную конкурентную борьбу, разжигаемую стремлением к максимальному увеличению прибыли. В подобном мире нет места для общественного сознания.

Именно государство в некоторых обществах в большей степени, чем в остальных, должно взять на себя обязанность по заполнению образовавшегося пробела. Рыночная экономика является непревзойдённой системой создания материальных благ, однако лишь социальная компенсация может обеспечить справедливое распределение этих благ. Социально-рыночные экономики Европы в гораздо большей степени, чем англо-саксонская неолиберальная модель, рассматривают снижение неравенства, созданного рынком, как обязанность государства.

На самом деле, рыночная экономика способна функционировать только при условии вмешательства государства. Финансовый кризис в США служит примером того, что случается, когда рынку предоставлена полная свобода действий. Вместо саморегулирования участники рынка, какое бы восхищение в качестве золотых тельцов они не вызывали, занимались самоуничтожением.