Coin commemorating US-North Korea summit STR/AFP/Getty Images

Что погубило саммит Кима и Трампа?

КАНБЕРРА – Когда президент США Дональд Трамп внезапно отменил саммит с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном, он взвалил вину на «необычайную злобу и открытую враждебность» КНДР. Но в реальности этот саммит, запланированный на 12 июня в Сингапуре, был в любом случае обречён, причём по трём причинам.

Во-первых, обе стороны зеркально не понимали, какими мотивами они руководствуются, соглашаясь на саммит. Каждая из сторон полагала, что другая сторона пошла на эту встречу из-за своей слабости, сделав при этом большие уступки. Ким считал, что это его ядерная мощь заставила Трампа согласиться на саммит без каких-либо предварительных условий, тем самым, признавая Кима равным Трампу главой государства. Ким мог позволить себе прощупать возможные пути к заключению мира, потому что ядерный меч Северной Кореи обеспечил стране иммунитет к атакам США.

Тем временем американцы полагали, что международные санкции принудили КНДР встать на колени, так что Киму пришлось в отчаянии стремиться к соглашению на условиях США. Часть американской стратегии состояла в организации дополнительного давления на Китай, с тем чтобы тот обуздал своего сателлита; в противном случае Китай ожидало суровое финансовое наказание Вашингтоном.

Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин, чьей заслугой в основном и являются последние события на Корейском полуострове, весьма неумно усилил это взаимонепонимание: он объявил свой саммит с Кимом результатом проводившейся Трампом политики «максимального давления» на Север. Это была продуманная лесть со стороны Муна. Подтвердив удобную для Трампа веру в то, что жёсткие санкции подчиняют государства мира воле Америке, Муну удалось заручиться политическим прикрытием внешнеполитических ястребов США, которые недовольны дипломатическими подходами к Киму.

К сожалению, выбор этой тактики усилил сторонников жёсткой линии в США, которые сейчас окружают Трампа: они склонили его к выходу из Иранского ядерного соглашения. Для Кима, который собирается править ещё много десятилетий, возобновление санкций США против Ирана стало сигналом, что соглашение, заключённое с одной администрацией, может быть безнаказанно аннулировано следующей администрацией. Для Китая (и России) этот шаг стал сигналом бесполезности уступок требованиям США к их союзнику и бессмысленности участия в трудных многосторонних переговорах, длящихся по несколько лет. Наконец, для всего остального мира этот шаг подтвердил усиление международной изоляции Америки.

Второй причиной отмены саммита стало противоречие в понимании термина «ядерное разоружение», а ведь это единственный важный вопрос во всей этой истории. США, уверенные в том, что Ким прогнулся под их давлением, понимали под этим достижение своей давней цели – полное, контролируемое и необратимое ядерное разоружение КНДР. Между тем, Северная Корея, ошибочно решив, что её арсенал ядерного сдерживание принудил Трампа к саммиту, полагала, что она стоит на пороге достижения своей давней цели – безъядерный Корейский полуостров, в том числе ликвидация американского ядерного зонтика для Японии и Южной Кореи. Правильно разыграв свои карты, Север мог бы даже добиться разрыва военного альянса США с Южной Кореей и Японией, при этом все войска США оказались бы выведены из стран Дальнего Востока.

Subscribe now

Exclusive explainers, thematic deep dives, interviews with world leaders, and our Year Ahead magazine. Choose an On Point experience that’s right for you.

Learn More

Из-за того, что США не смогли понять главные мотивы и ожидания Кима, они столкнулись с третьей проблемой. Более того, речь идёт о ловушке, которую они сами же и создали, и из которой нет выхода.

Северокорейцы совершенно ясно дали понять: они знают, что может случиться с теми режимами, которые вступают в конфронтацию с Америкой, не имея ядерного оружия. Они прекрасно знают, что произошло со Слободаном Милошевичем, Саддамом Хусейном и Муаммаром Каддафи. Пример Каддафи здесь оказался особенно важным.

В обмен на нормализацию отношений с США и миром Каддафи отказался от попыток заполучить ядерное оружие, а в итоге умер ужасной смертью (его пытали и изнасиловали штыком). Между тем, 30 апреля советник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон выдвинул подстрекательское предположение, что Северная Корея может выбрать «ливийскую модель» ядерного разоружения.

Заместитель министра иностранных дел Ким Ке Гван выступил с возмущённым ответом КНДР: «Мы не скрываем нашего отвращения к нему [Болтону]». Северная Корея не заинтересована в диалоге, целью которого является принуждение к «одностороннему отказу от ядерного оружия»: «Миру прекрасно известно, что наша страна – это не Ливия и не Ирак, встретившие жалкую судьбу».

Трамп дистанцировался от заявлений Болтона, но вице-президент Майк Пенс три недели спустя предупредил, что в случае, если Северная Корея не пойдёт на соглашение, её действительно ожидает судьба Ливии. Замминистра иностранных дел Цой Сон Хи ответила на это, пригрозив «ядерным противостоянием», если Вашингтон продолжит своё «противоправное и возмутительное» бряцание оружием.

Что же будет дальше? Если КНДР возобновит испытания ядерного оружия и ракет дальнего радиуса действия, тогда Трамп, который инстинктивно стремиться к эскалации риторики конфликта, окажется перед необходимостью ответить силой. Когда начнётся повтор прошлогодних скандальных детсадовских насмешек («ракетный человечек», «умственно отсталый маразматик»), Мун будет отчаянно пытаться сохранить видимость улучшения отношений с КНДР. А Ким может попытаться создать глубокий раскол между Южной Кореей и США. Сторонник жёсткой линии, японский премьер Синдзо Абэ, наверное, вздохнул с облегчением, узнав, что этот саммит отменён.

Лучшее, на что может надеяться весь остальной мир, – это продолжение дипломатического процесса (даже несмотря на его слабые перспективы), а также сохранение каналов ясных и правильных коммуникаций. Умеренной целью могло бы стать достижение соглашения о сохранении ядерной и ракетной программ КНДР на нынешнем уровне достигнутого потенциала.

Однако США, похоже, сами себя загнали в угол, отвергнув аналогичное ограничение в отношениях с Ираном. Сделав лучшее врагом хорошего на Ближнем Востоке, администрация Трампа посчитает для себя унизительным согласие на сравнимые условия урегулирования на Корейском полуострове. Искусство разрушения сделок для Трампа намного важнее.

http://prosyn.org/49y8x0E/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.