0

Избавляясь от привычки к нефти

Канцлер Ангела Меркель сделала проблему изменения климата приоритетом номер один для Германии на период ее председательства в ЕС и «Большой восьмерке», который начинается в январе. Вот конкретное предложение, достаточно общее, чтобы его могли рассмотреть и принять лидеры мировых держав, и достаточно понятное для других правительств и предприятий: на следующем саммите «восьмерки» просто назначить дату, после которой автомобили на нефтяном топливе более не будут разрешены к эксплуатации в крупнейших индустриальных странах.

Такое решение оказало бы сильное положительное экономическое и геополитическое воздействие. Реальная причина сегодняшних тревог по поводу энергии – не истощение мировых месторождений нефти, а скорее тот факт, что внутренняя добыча нефти в странах и регионах, потребляющих ее больше всего – Европе, США и Китае – пойдет на спад именно в тот момент, когда растущий спрос со стороны стран Азии вызовет напряжение на рынке. Доступные резервы будут все больше сконцентрированы на Ближнем Востоке, просто потому, что запасы во всех других странах истощатся быстрее.

Более того, крупнейшие экспортеры нефти не желают подчинять свою инвестиционную политику требованиям рынка. Саудовская Аравия стремится вести добычу нефти самостоятельно, а Иран отпугивает потенциальных инвесторов бюрократическими препонами и коррупцией. В Ираке небезопасно, а в России иностранных инвесторов то и дело тормозят. Эти четыре страны располагают половиной разведанных мировых запасов нефти и двумя третями ее экспортного потенциала. Все это – а вовсе не стоимость производства – и обуславливает высокие цены на нефть и драку за нефтяные контракты в Центральной Азии и Африке.

Верить в то, что высокие цены на нефть – это хорошо, потому что на пользу окружающей среде – значит игнорировать некоторые основополагающие факты международной политики. Во-первых, во многих из беднейших стран Азии и Африки импорт нефти составляет куда более значительную долю в статье расходов, чем в промышленно развитых странах, а это означает, что экономический рост и социальное развитие находятся под угрозой, а на горизонте маячат новые долговые кризисы.