araral1_plus49Construction PhotographyAvalonGetty Images_carbonemissions plus49/Construction Photography/Avalon/Getty Images

Доводы в пользу налога на импорт углерода

СИНГАПУР – Налогообложение импорта углерода, планируемое Евросоюзом и находящееся на рассмотрении администрации президента США Джо Байдена, может помочь ослабить тенденцию к росту глобальных выбросов парниковых газов. Но политики должны вводить такие сборы правильным образом.

Если сосредоточить внимание на выбросах, связанных с потреблением, а не только на внутреннем производстве, то такие налоги будут охватывать примерно одну пятую выбросов, связанных с импортом, которые обычно исключаются из расчета определяемых на национальном уровне вкладов стран в соответствии с Парижским соглашением по климату 2015 года. Это будет тем более своевременно, учитывая растущую разницу между выбросами, связанными с потреблением и производством. Например, с 1990 года связанные с производством выбросы в США увеличились на 3%, а связанные с потреблением за тот же период – на 14%.

Пошлины на выбросы углерода – это не протекционистские торговые меры, их цель – снизить содержание углерода в импорте. Но ход изменения климата не оставляет права на ошибки в политике сокращения выбросов. Поэтому успех первых шагов ЕС и США по введению ввозных пошлин на углерод имеет решающее значение, поскольку эти меры послужат примером для других. В частности, директивные органы должны учитывать некоторые важные принципы, по которым должны осуществляться такие сборы.

Во-первых, ввозная пошлина на углерод должна определяться балансом выгоды и затрат в пользу включения отрицательного «внешнего воздействия» или вторичного ущерба – а именно содержания углерода – в стоимость производства импортных товаров. Как правило, импортные сборы для защиты отечественной промышленности повышают стоимость продукции и наносят ущерб благосостоянию потребителей. Напротив, импортные пошлины, направленные на сокращение выбросов углекислого газа, улучшат благосостояние населения мира, причем эти выгоды превышают потери от сдерживания торговли. Пошлины на углерод должны восприниматься не как часть торговой войны, а скорее как вклад в совместную денежную оценку социально вредной деятельности.

Это означает, что политики должны следить за основной целью этих сборов. Они должны разрабатывать пошлины для регулирования содержания углерода в импортируемых товарах, а не для защиты отечественной промышленности или предоставления ей скрытых субсидий. Пошлины должны быть ориентированы на выбросы, заложенные в импорт, а не на ценовые неудобства для отечественной промышленности или вероятность переноса производства за границу.

Вот почему правительства никогда не должны использовать углеродные пошлины просто как средство снижения импорта. Например, блокирование импорта стали из Китая или Индии – это грубый и дорогостоящий способ сократить выбросы в этих странах, по сравнению с пошлиной на углерод, которая побуждает экспортеров переходить на менее грязные методы производства.

Subscribe to Project Syndicate
Bundle2021_web4

Subscribe to Project Syndicate

Enjoy unlimited access to the ideas and opinions of the world's leading thinkers, including weekly long reads, book reviews, topical collections, and interviews; The Year Ahead annual print magazine; the complete PS archive; and more. All for less than $9 a month.

Subscribe Now

Влияние углеродной пошлины на выбросы в стране-экспортере зависит от способности этой страны перенаправлять свой экспорт на другие рынки. Поэтому для максимальной пользы глобальной окружающей среде крайне важно, чтобы к новому тарифному режиму присоединилось как можно больше стран. Поскольку в некоторых странах-импортерах, таких как Германия и Канада, а также в некоторых штатах США есть внутренние налоги на углерод или системы углеродного взаимозачета, целью может быть приведение ввозных пошлин на углерод в соответствие с этими инструментами денежной оценки выбросов углерода.

Фактически существует синергизм между тремя рыночными инструментами сокращения выбросов углерода: ввозной пошлиной на углерод, внутренним углеродным налогом, а также внутренними и международными углеродными квотами. Так как внутренние углеродные налоги на выбросы или квоты на выбросы углерода (или и то и другое) помогают сократить выбросы CO₂, объем фактически взимаемых ввозных пошлин будет снижаться, поскольку импорт будет содержать меньше углерода.

Чугун, сталь и нефтепродукты являются наиболее углеродоемкими статьями импорта, а Китай, Россия и Индия экспортируют наиболее углеродоемкие железо и сталь. Основными импортерами в этой категории являются Китай, США и ЕС. Но их источники поставок диверсифицированы: ведущими экспортерами чугуна и стали в США являются, например, Канада, Бразилия и Мексика. Поэтому основные импортеры сильно загрязняющих продуктов имеют некоторую власть, основанную на монопсонии. Таким образом, этим странам имеет смысл первыми ввести углеродные пошлины, а затем их примеру последуют другие импортеры.

Логика углеродной пошлины, находящейся сейчас на рассмотрении в США, аналогична логике глобальной минимальной ставки корпоративного подоходного налога, о которой недавно договорились страны «Большой семерки». Точно так же, как предлагаемая минимальная ставка направлена на предотвращение минимизации налогов транснациональными корпорациями, углеродные пошлины Байдена будут нацелены на предотвращение «зеленого камуфляжа», который может помешать переходу США и Европы к экологически безопасному экономическому росту.

Согласно плану ЕС и замыслу Байдена, углеродные ввозные пошлины дополнят внутренние углеродные налоги или углеродные квоты и помогут экономике перейти на более экологичный рост. ЕС давно стремится утвердиться в качестве международного лидера в области климата. Точно так же сильный сигнал из США о том, что они намерены сократить связанные с торговлей выбросы CO₂, может иметь глобальное значение и помочь укрепить растущую репутацию Байдена как президента, доводящего важные дела до конца.

https://prosyn.org/2QG4Xrqru