Men with tape on their faces take part in a march called by Kenyan journalists SIMON MAINA/AFP/Getty Images

Потеря для кенийской демократии

НАЙРОБИ – 27 марта восемь колумнистов уволились из газеты Nation, принадлежащей Nation Media Group. Они объяснили этот шаг отсутствием редакционной независимости. Для крупнейшей ежедневной газеты Кении массовый исход её лучших талантов стал новым ударом по и так уже запятнанной репутации. На протяжении последних месяцев эта газета пережила целую серию постыдных эпизодов, в числе которых увольнение известных журналистов, массовые увольнения в родительской компании, обвинения в государственном вмешательстве в редакционные процессы.

Однако эти отставки стали не просто ещё одним ударом по когда-то авторитетному  институту страны. Они стали напоминанием, что СМИ сохраняют важную роль в молодой кенийской демократии. Когда правительства ограничивают работу журналистов – в Кении или где-либо ещё, они сами себя подвергают опасности.

Как и во многих африканских странах, в Кении имеется давняя традиция так называемой «активистской журналистики», то есть распространения новостей и идей, которые вдохновляют на политические или социальные действия. Истоки этой традиции лежат в антиколониальной борьбе. Когда в 1960 году была основана газета Nation, она присоединилась к другим панафриканским изданиям (например, New African и Drum), которые выступали против колониального правления. Дав кенийцам платформу для выражения недовольства, газета Nation, которой управляли журналисты, помогала протестующим формулировать идеи, лозунги и ключевые фразы, воодушевлявшие протестное движение. Для многих колумнистов сам факт работы на эти издания становился актом сопротивления.

На Западе активистская журналистика имеет негативную коннотацию, предполагая предвзятость. В Африке же эта форма журналистики исторически помогала сохранять честность в СМИ, заставляя владельцев фокусироваться в большей степени на общественном благе, чем на прибыли. Однако теперь эта модель в Кении разрушается из-за притока государственных денег в частные СМИ в качестве платы за рекламу, а также из-за усиливающихся репрессий.

Медиа-индустрия в Кении прибыльней, чем в большинстве стран Африки. Некоторые эксперты делают из этого факта вывод, что кенийская пресса – свободна. Однако всё чаще верно обратное. Многие медиа-компании зависят от рекламных доходов, которые им обеспечивает государство. Согласно данным Комитета по защите журналистов, власти используют эти расходы в качестве рычага влияния, чтобы подвергать цензуре неблагоприятное для них освещение событий в прессе. Это один из элементов политики «государственного захвата СМИ», о которой говорили восемь уволившихся колумнистов газеты Nation.

Конечно, официальная цензура не является для Кении новостью. После попытки государственного переворота в 1982 году было закрыто множество небольших газет, а в период 1988-1990 годов навсегда прекратилось издание, как минимум, 20 газет.

Subscribe now

Exclusive explainers, thematic deep dives, interviews with world leaders, and our Year Ahead magazine. Choose an On Point experience that’s right for you.

Learn More

Тем не менее, даже в период правительственных репрессий умные журналисты всегда находили аудиторию для своих диссидентских взглядов. В 1990-е годы, в период демократического движения в Кении, одним из наиболее влиятельных среди них был Вахоме Мутахи, сатирик, который в обход государственного контроля пародировал авторитарного президента Даниеля Торойтич арап Мои. В наказание за свои публикации Мутахи затем провел 15 месяцев в печально знаменитых пыточных камерах Nyayo House.

В эпоху после Мои кенийские СМИ пережили возрождение. К 2012 году в стране существовали уже 301 радиостанция и 83 телеканала, в то время как в 1990-е имелось только три телеканала. Но этот рост числа СМИ и либерализация политики в стране не привели к расширению свободы прессы. Напротив, после короткой оттепели в период между успешными выборами в 2002 году и вспышкой насилия после выборов в 2007 году  журналисты вновь превратились в мишень.

Формы репрессий варьируются между жёсткими (аресты, пытки, исчезновение людей) и мягкими. Например, когда в 2016 году политический карикатурист Годфри Мвампембва, известный как Гадо, был вынужден уйти из Nation, руководство газеты не просто уволило её самого популярного сотрудника. Оно лишь отказалось продлевать с ним контракт, когда истёк его срок. То же самое произошло с Дэвидом Ндии, экономистом и дружественным оппозиции колумнистом из Sunday Nation.

Впрочем, все эти увольнения бледнеют по сравнению с прекращением вещания в начале февраля по инициативе правительства. С целью помешать журналистам вести репортажи о политическом митинге руководившего тогда оппозицией Раила Одинга, кенийское правительство отключило три частных телеканала от эфира на несколько дней, игнорируя судебное постановление с требованием прекратить эту блокаду. Журналисты одной из станций – Nation Television – собрались на работе, одновременно координируя свои действия с юристами и пытаясь избежать ареста. Когда в дальнейшем ситуация успокоилась, руководители всех трёх каналов уволились.

Без храбрых журналистов-первопроходцев демократическое движение Кении никогда бы не добилось успеха. Активисты, писавшие колонки, помогали обществу лучше понять политические решения, делая политику доступной. Например, Мутахи использовал членов собственной семьи в своих пародиях – это был приём, призванный продемонстрировать, что маленький домашний деспотизм ничем не отличается от политической тирании авторитарного президента.

Сегодня кенийцам нужны аналогичные инструменты, отражающие их жизнь. Но как раз в тот момент, когда демократические институты страны могут выиграть от существования подобного зеркала, те, кто исторически держал его в руках, теперь считают, что у них нет иной альтернативы, кроме как опустить его.

Кении дорого обходится уже сам факт публичного упадка газеты Nation. Но помимо этого он показывает, что свобода прессы значит нечто большее, чем просто позволять журналистам говорить всё, что они хотят, когда они хотят, и так, как они хотят. Она означает также, что владельцы СМИ должны нести ответственность. Если в очень конкурентной электоральной системе СМИ оказываются скомпрометированы, вероятность роста разногласий возрастает, а не снижается. Демократия Кении будет испытывать серьёзные трудности, если защитники общественного просвещения в стране будут и дальше поворачиваться к ней спиной.

http://prosyn.org/n346fMk/ru;

Handpicked to read next

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.