1

Сохранять спокойствие, когда бурлят ядерные страсти

КАНБЕРРА. Возможно, это будет слишком ‑ говорить так, как это было во время разлива нефти в Мексиканском заливе два года назад, что большинство американцев хотят спокойного, хладнокровного и собранного президента во время кризиса, за исключением случаев, когда действительно наступает кризис. Но из всех обвинений, брошенных президенту Бараку Обаме его внутренними политическими оппонентами, самым сложным для большинства сторонних наблюдателей является принятие того, что он слишком эмоционально отстранен: холодный рассудок и никакого сердца.

Разумеется, в оборонной и внешней политике хладнокровный и взвешенный ответ на откровенные провокации, которые часто совершаются в отношении этой страны, является тем, чего мир хочет, и тем, что ему требуется от лидера мощнейшей сверхдержавы. И в этом нигде так сильно не нуждаются, как в случае Северной Кореи и Ирана, ввиду разрушительного потенциала оружия, которое они имеют или могут разработать.

В случае Северной Кореи, провокации продолжают поступать в большом количестве и очень часто. Понимание достигается только для того, чтобы быть мгновенно разрушенным, как в февральском случае с согласием Северной Кореи принять инспекторов Международного агентства по атомной энергии, приостановить обогащение урана и прекратить испытания ракет и оружия в обмен на продовольственную помощь США. И чуть больше месяца спустя была запущена ракета со спутником, хотя и с эффектной осечкой, и все соглашения были расторгнуты.

С учетом того что нового лидера Северной Кореи Ким Чен Уна гложет чувство унижения от технической неудачи, в настоящее время есть все основания для беспокойства, что новое испытание ядерного оружия или другая абсурдная попытка ударить себя кулаком в грудь в виде военной авантюры не заставит себя ждать. Китай, судя по всему, не может или не хочет урезонить поведение своего соседа. Нервы в Южной Корее и, особенно, в Японии остаются на взводе.