IAEA Director General Yukiya Amano Qian Yi/ZumaPress

Встречайте новый Радиоактивный Банк

Канберра – Один из многих уроков, что мир вынес из ядерной Иранской саги, является тот, что их лидеры совершили ошибку, когда вели переговоры по Договору о Нераспространении Ядерного Оружия (ДНЯО) в 1960-х, ничего не сделав, чтобы ограничить обогащение урана и переработку плутония. Эта неудача, видимо вытекает из убеждения – уже давно доказанного как ошибочное, безусловно, в случае с ураном - что только государства, обладающие такими техническими возможностями, готовы владеть ядерным оружием, или (как Германия) твердо решили никогда его не приобретать.

В результате, любая страна-участница может выступать за свое “неотъемлемое право” в соответствии с ДНЯО, заниматься любой стадией ядерно-топливного цикла. Несмотря на то, что подобное право распространяется только на деятельность в "мирных целях", лазейки широко открыты. Любое государство, обладающее техническими возможностями -  в настоящее время их десятки - может построить объекты по обогащению урана с официально заявленной целью, производить топливо для атомных электростанций и исследовательских реакторов, но, тем не менее, которые по своей сути способны производить топливо гораздо высшего уровня, необходимого для ядерного оружия.

Не зря, такие объекты были описаны как “базовые комплекты для бомб”, и что продвижение Ирана в этом направлении – преднамеренно ли разработанное, чтобы дать этому скрытую возможность проявиться как оружию, или нет - уже напугало так многих в международном сообществе. Вот почему оказывалось столько давления, чтобы заключить сделку, что в настоящее время широко обсуждается, и которая резко ограничивает возможности Ирана по обогащению урана.

To continue reading, please log in or enter your email address.

Registration is quick and easy and requires only your email address. If you already have an account with us, please log in. Or subscribe now for unlimited access.

required

Log in

http://prosyn.org/5Nhg96X/ru;