12

Разбирая евро

ПАРИЖ – В январе Крис Уильямсон, главный экономист фирмы Markit, проводящей экономические исследования, назвал Францию «новым больным человеком Европы». При почти нулевом росте ВВП, растущей безработицей и росте государственного долга – не говоря уже о контрпродуктивной политике жесткой экономии – трудно утверждать обратное. Учитывая глубокое влияние Франции на экономическую и политическую стабильность в Европе, это представляет угрозу для всего европейского проекта.

Последние события подтверждают диагноз Уильямсона. Французская деловая активность в декабре упала до семимесячного минимума. В то время как налоговые поступления в прошлом году увеличились на 32 млрд евро (44 млрд долларов США), дефицит государственного дефицита снизился всего на 8 млрд евро, а государственный долг вырос с 89% от ВВ�� до более чем 93%. Тем временем безработица выросла с 9,5% до 10,5%.

Напрашивается очевидный ответ, что меры строгой экономии не являются ответом. Действительно, Франция должна отказаться от своей текущей политики, ради себя – да и всей Европы.

Проблемы Франции, как и других проблемных экономик еврозоны, связаны с тем, что курс евро не совпадает с экономической позицией стран-членов. В результате, виртуальные обменные курсы этих стран переоценены по отношению к Германии, поскольку зарплаты в этих странах росли быстрее, а производительность труда медленнее, чем в Германии. Учитывая, что неявные номинальные обменные курсы «навсегда» фиксированы внутри евро, эти страны скопили значительные дефициты по отношению к Германии.