Project Syndicate The FED

Федеральный резерв Дональда Трампа

КЕМБРИДЖ – Назначив Джерома Пауэлла следующим Председателем Совета Федеральной резервной системы США, Дональд Трамп, возможно, принял единственное самое важное решение своего президентства. Это разумный и взвешенный выбор, который знаменует, в краткосрочном периоде, последовательность в политике процентных ставок ФРС и, возможно, более простой и понятный подход к политике регулирования.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Хотя Пауэлл не доктор экономических наук, как нынешний председатель ФРС Джанет Йеллен и ее предшественник Бен Бернанке, он использовал годы своего пребывания в качестве “обычного” губернатора ФРС, чтобы получить глубокое понимание ключевых проблем, с которыми ему придется столкнуться. Но не сомневайтесь: институт, который Пауэлл теперь возглавит, управляет глобальной финансовой системой. Все остальные центральные банкиры, министры финансов и даже президенты остаются на втором плане.

Если это кажется гиперболическим, то только потому, что большинство из нас в повседневной жизни на самом деле не обращают внимание на ФРС. Когда ФРС делает все правильно, царит ценовая стабильность, уровень безработицы остается низким, и результаты производства не заставляют себя ждать. Но не всегда легко “делать все правильно”, и когда ФРС ошибается, результаты могут быть довольно скверными.

Как известно, усилия ФРС обуздать пузырь фондового рынка в конце 1920-х годов привели к Великой депрессии 1930-х годов. (К счастью, среди кандидатов, которых Трамп рассматривал на пост ФРС, наименее вероятно, что Пауэлл повторит эту ошибку.) И когда в 1970-е годы ФРС печатала горы денег, в попытке притупить боль десятилетних нефтяных потрясений, это вызвало инфляционную волну, на подавление которой потребовалось больше десятилетия.

Порой, остальной мир, похоже, больше заботится о политике ФРС, чем американцы. Неудивительно: возможно, более чем когда-либо, доллар США лежит в основе глобальной финансовой системы. Отчасти это объясняется тем, что большая часть мировой торговли и финансов индексируется к доллару, что приводит к тому, что многие страны пытаются подражать политике ФРС, чтобы стабилизировать свои обменные курсы.

В начале своего пятилетнего срока Пауэлл столкнется с некоторыми чрезвычайными проблемами. По некоторым меркам, сегодня фондовые рынки выглядят даже более “пузыристыми”, чем в 1920-е годы. С сегодняшними чрезвычайно низкими процентными ставками, инвесторы, похоже, более склонны закладывать большие риски на возврат инвестиций.

В то же время, несмотря на быстро растущую американскую и глобальную экономику, инфляция остается загадочно низкой. Это чрезвычайно осложняет ФРС нормализовать политику процентных ставок (все еще только 1%), с тем, чтобы иметь возможность их снизить, когда ударит следующая рецессия, что неизбежно произойдет. (Шансы того, что рецессия ударит в том или ином году, составляют около 17%, и на сегодняшний день это кажется неплохим предположением).

Что же будут делать Пауэлл и ФРС, если им не удастся нормализовать процентные ставки до следующей рецессии? Йеллен настаивает, что не о чем беспокоиться; у ФРС все под контролем, так как она может обратиться к альтернативным инструментам. Но многие экономисты пришли к выводу, что большая часть этого, просто пускание пыли в глаза.

Например, так называемое количественное смягчение предполагает, что краткосрочными обязательствами ФРС выкупит долгосрочный государственный долг. Но Казначейство США владеет ФРС и может прекрасно самостоятельно осуществлять такие долговые покупки.

Некоторые выступают за “вертолетные деньги”, когда ФРС печатает деньги и передает их потребителю. Но это тоже пыль в глаза. ФРС не имеет ни юридической силы, ни политического мандата для проведения фискальной политики; если она попытается это сделать, то рискует навсегда потерять свою независимость.

Учитывая, что денежно-кредитная политика является первой и лучшей линией защиты от рецессии, неотложной задачей нового председателя является разработка лучшего подхода. К счастью, хорошие идеи существуют, и можно только надеяться, что Пауэлл быстро перейдет к созданию комитета для изучения долгосрочных решений.

Одна из идей состоит в том, чтобы поднять целевой показатель инфляции ФРС. Но это будет проблематично, не в последнюю очередь потому, что это нарушило бы десятилетнее обещание сохранить инфляцию примерно на уровне 2%. Более того, более высокая инфляция приведет к большей индексации, что в конечном итоге подорвет эффективность денежно-кредитной политики. Заложить основу для эффективной политики с отрицательными процентными ставками является более радикальным, но безусловно более элегантным, решением.

Банковское регулирование, также является частью мандата ФРС. Законопроект о финансовых реформах Додда-Франка от 2010 года, который привел к появлению 30 000 страниц правил, стал просто находкой для юристов. Но огромные затраты на соблюдение установленных требований, в конечном счете легли на малые и средние предприятия. Было бы гораздо проще потребовать от банков увеличивать в основном свои ресурсы на фондовых рынках, а не посредством облигаций. В этом случае, кризис больше ударит по акционерам, а не по налогоплательщикам.

Я не упомянул очевидного: угрозу независимости ФРС со стороны президента, который по-видимому, намерен оспорить все институциональные нормы. Когда Президент Ричард Никсон намеревался переизбраться в 1972 году, он оказал сильное давление на тогдашнего председателя ФРС Артура Бернса, чтобы “подпитать” экономику. Никсон был переизбран, но инфляция резко увеличилась, а экономический рост прекратился. Никто не должен желать повторения - даже если Никсон в конечном итоге подвергся импичменту.

http://prosyn.org/At3g7OO/ru;

Handpicked to read next

  1. Chris J Ratcliffe/Getty Images

    The Brexit Surrender

    European Union leaders meeting in Brussels have given the go-ahead to talks with Britain on post-Brexit trade relations. But, as European Council President Donald Tusk has said, the most difficult challenge – forging a workable deal that secures broad political support on both sides – still lies ahead.

  2. The Great US Tax Debate

    ROBERT J. BARRO vs. JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS on the impact of the GOP tax  overhaul.


    • Congressional Republicans are finalizing a tax-reform package that will reshape the business environment by lowering the corporate-tax rate and overhauling deductions. 

    • But will the plan's far-reaching changes provide the boost to investment and growth that its backers promise?


    ROBERT J. BARRO | How US Corporate Tax Reform Will Boost Growth

    JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS | Robert Barro's Tax Reform Advocacy: A Response

  3. Murdoch's Last Stand?

    Rupert Murdoch’s sale of 21st Century Fox’s entertainment assets to Disney for $66 billion may mark the end of the media mogul’s career, which will long be remembered for its corrosive effect on democratic discourse on both sides of the Atlantic. 

    From enabling the rise of Donald Trump to hacking the telephone of a murdered British schoolgirl, Murdoch’s media empire has staked its success on stoking populist rage.

  4. Bank of England Leon Neal/Getty Images

    The Dangerous Delusion of Price Stability

    Since the hyperinflation of the 1970s, which central banks were right to combat by whatever means necessary, maintaining positive but low inflation has become a monetary-policy obsession. But, because the world economy has changed dramatically since then, central bankers have started to miss the monetary-policy forest for the trees.

  5. Harvard’s Jeffrey Frankel Measures the GOP’s Tax Plan

    Jeffrey Frankel, a professor at Harvard University’s Kennedy School of Government and a former member of President Bill Clinton’s Council of Economic Advisers, outlines the five criteria he uses to judge the efficacy of tax reform efforts. And in his view, the US Republicans’ most recent offering fails miserably.

  6. A box containing viles of human embryonic Stem Cell cultures Sandy Huffaker/Getty Images

    The Holy Grail of Genetic Engineering

    CRISPR-Cas – a gene-editing technique that is far more precise and efficient than any that has come before it – is poised to change the world. But ensuring that those changes are positive – helping to fight tumors and mosquito-borne illnesses, for example – will require scientists to apply the utmost caution.

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now