10

Джереми Лин и политическая экономия суперзвезд

КЕМБРИДЖ. Самой большой новостью в Кембридже за последние недели был Джереми Лин, выпускник Гарварда по экономике, который взорвал мир Национальной баскетбольной ассоциации (НБА), появившись «ниоткуда», чтобы стать настоящей звездой, ведущей проигрывающую команду «Нью-Йорк Никс» к невероятной серии побед.

Успех Лина восхитителен отчасти потому, что он противоречит столь многим культурным предрассудкам об американских спортсменах азиатского происхождения. Ошарашенные эксперты, которые пропустили Лина, говорили что-то вроде: «Он просто не соответствовал сложившемуся стереотипу». Очевидная честность и великодушие Лина завоевали ему поклонников также и за пределами спорта. Весь мир обратил на него внимание, и Лина поместили на обложку «SportsIllustrated» в двух выпусках подряд. НБА, которая пытается обеспечить узнаваемость бренда и интерес в Китае, в восторге.

Я также признаюсь в том, что являюсь большим поклонником Лина. В действительности мой сын-подросток боготворил мастерство и рабочую этику Лина с тех пор, как Лин начал выступать в команде Гарварда. Но как экономист, наблюдающий за бурлящим гневом общественности по поводу «однопроцентщиков» или людей с исключительно высоким уровнем доходов, я также вижу другой, упускаемый из виду аспект этой истории.

Что меня поражает ‑ это пресыщенное общественное признание зарплат звезд спорта, по сравнению с низким интересом к суперзвездам в бизнесе и финансах. Половина годовых зарплат всех игроков НБА превышают 2 миллиона долларов США, что более чем в пять раз превышает порог для 1% домашних хозяйств в США с самым высоким уровнем дохода. Поскольку давнишние суперзвезды, как Коби Брайант, зарабатывают более 25 млн долларов США в год, средняя годовая зарплата НБА превышает 5 миллионов долларов США. В действительности зарплата Лина в 800 000 долларов США - это «минимальная зарплата» в НБА для игрока второго сезона. Предположительно Лин скоро будет зарабатывать намного больше, и болельщики будут аплодировать.