5

Глубокое обезуглероживание

НЬЮ-ЙОРК – Обратим внимание на то, что произошло в прошлом месяце. Заголовки полны историй о жаре в Австралии, потому что температура, которая достигала 45°C, нарушила события на Открытом чемпионате Австралии по теннису 2014. Экстремальная засуха в Калифорнии вынудила губернатора объявить в стране чрезвычайное положение. В связи с крупными наводнениями в Индонезии погибли десятки, а перемещены еще десятки тысяч. Пекинский туман, вызванный углем, лишил людей возможности выходить из дома, перекрыл дороги, и остановил авиарейсы. Такие события – это ежедневные предупреждения нашему миру: нужно проснуться пока еще не слишком поздно.

Мы вступили в Век Устойчивого Развития. Либо мы подпишем мировое соглашение с нашей планетой, либо мы уничтожим наше трудом-завоеванное процветание. Выбор кажется очевидным, но наши действия говорят громче, чем слова. Человечество продолжает на пути к разорению, движимое краткосрочной алчностью и невежеством.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Многое (хотя далеко не все) из глобального экологического кризиса связано с мировой энергетической системой на основе ископаемого топлива. Более 80% всей первичной энергии в мире происходит от угля, нефти и газа. Когда эти ископаемые виды топлива сжигаются, они испускают углекислый газ, который, в свою очередь меняет климат Земли. Основная физика этого процесса была известна уже на протяжении века.

К сожалению, несколько нефтяных компаний (в частности ExxonMobil и Koch Industries, которые наиболее стремительны в их действиях) посвятили огромное количество денег и времени для того, чтобы сеять замешательство даже там, где имеется четкий научный консенсус. Но для того, чтобы спасти состояние планеты, к которому мы привыкли, сохранить мировые запасы еды и обеспечить благополучие будущих поколений, нет иной альтернативы, разве что переход к новой системе низкоуглеродистой энергии.

Для такого перехода понадобятся три шага. Первый – это повышение эффективности потребления энергии, а это означает, что мы должны использовать гораздо меньше энергии, чтобы достичь того же уровня благосостояния. Например, мы можем конструировать наши здания используя солнечный свет и естественную циркуляцию воздуха, чтобы они требовали гораздо меньше коммерческой энергии для отопления, охлаждения и вентиляции.

Во-вторых, мы должны перейти к солнечной, ветровой, гидро, атомной, геотермальной и другим видам энергии, которые не основаны на использовании ископаемого топлива. Для безопасного использования этих альтернатив уже существует нужная технология, и она позволяет пользоваться ими недорого, зато в масштабе, достаточном для замены почти всего угля, а также большей части нефти, которую мы используем сейчас. Только природный газ (самое чисто сжигаемое ископаемое топливо) останется существенным источником энергии к середине столетия.

Наконец, если мы по-прежнему полагаемся на ископаемое топливо, то мы должны захватить выбросы CO2, которые становятся результатом, уже на электростанциях и прежде чем они проникнут в атмосферу. Захваченный CO2 будет затем отведен под землю или под дно океана для безопасного долговременного хранения. Улавливание и связывание углерода (CCS) уже успешно используется в очень малых масштабах (в основном для улучшения добычи нефти в истощенных скважинах). Если (и только если) этот метод окажется успешным для крупномасштабного использования, страны, которые зависимы на употреблении угля, как Китай, Индия и США, могут продолжать использовать свои резервы.

Американские политики оказались не в состоянии разработать политику для перемещения США на использование низкоуглеродистой энергии. Такая политика будет включать в себя рост налога на выбросы CO2, крупномасштабные усилия научного развития в низкоуглеродных технологиях, переход к электрическим транспортным средствам, и нормативные акты по поэтапному отказу от всех угольных электростанций за исключением тех, которые установили систему CCS.

Но политики не преследуют ни одной из этих стратегий адекватно. Те, которые противятся изменению климата потратили миллиарды долларов, чтобы повлиять на политиков, поддерживая избирательные кампаний тех, которые являются защитниками ископаемого топлива, и способствуя поражению тех кандидатов, которые осмеливаются содействовать экологически чистой энергии. Республиканская партия в целом привлекает массивную финансовую поддержку от противников декарбонизации, и эти доноры агрессивно борются против даже самого маленького шага в сторону возобновляемых источников энергии. К тому же, многие демократические члены Конгресса США также являются сторонниками ископаемого топлива.

Несколько крупных игроков в энергетической отрасли, не беспокоясь о правде ситуации (а также о наших детях, которые будут нести ответственность за последствия нашего нынешнего безумия), объединились с Рупертом Мердоком. Действительно, Мердок, братья Кох и их союзники ведут себя так же, как и компания «Большой Табак» (Big Tobacco) - отрицая научные истины, и даже используя тех же эксперты как и этот табачный гигант.

В целом, ситуация такая же по всему миру. Везде, где мощное лобби защищает существующие углевые или нефтяные интересы, политики, как правило, боятся сказать правду о необходимости низкоуглеродной энергетики. Храбрые политики, которые говорят правду об изменении климата находятся в основном в странах, которые не имеют мощное лобби сторонников ископаемого топлива.

Рассмотрим судьбу одного мужественного исключения этого правила. Кевин Радд, бывший премьер-министр Австралии, пытался реализовать чистую энергетическую политику в его угледобывающей стране. Радд был побежден в его переизбрании кандидатом, чья поддержка состояла из союза между Мердоком и угольными компаниями, и таким образом позволила ему перерасходовать Радда с огромным отрывом. Таблоиды Мердока полны антинаучной пропагандой против политики изменения климата не только в Австралии, но и в США и других странах.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Это все имеет значение именно потому что путь к глубокому обезуглероживанию открыт для нас. Тем не менее, времени очень мало. Мир должен прекратить строительство новых угольных электростанций (за исключением тех, которые реализуют CCS) и перейти к низкоуглеродной электроэнергии. Он должен постепенно сокращать использование двигателя внутреннего сгорания в почти всех новых пассажирских автомобилей примерно до 2030, перейдя на автомобили, работающие на электроэнергии. А для этого нужно принять энергосберегающие технологии, которые потребляют меньше коммерческой энергии. Технологии имеются в наличии и будут становиться все лучше и дешевле с использованием, если только мы сможем удержать лобби сторонников ископаемого топлива от вмешательства.

Если это произойдет, люди во всем мире откроют для себя что-то замечательное. Мало того, что они спасут планету для следующего поколения, они будут также пользоваться солнцем и чистым, полезным воздухом. И они будут спрашивать, почему мы ждали этого так долго, если сама Земля была в страшной опасности.