0

Политические потрясения Японии

НЬЮ-ЙОРК. Не часто, а точнее, возможно, и ни разу со времен второй мировой войны так хорошо не отзывались в прессе о японцах. Даже газеты Южной Кореи были полны хвалебных слов о самодисциплине обычных японцев в тяжелых обстоятельствах. И это исходило от корейцев, которые не являются большими поклонниками Японии, что немаловажно.

Однако, когда речь заходит о японских представителях власти, дела обстоят несколько иначе. Было много жалоб от иностранных наблюдателей, спасательных команд, репортеров и представителей правительства по поводу ясности, не говоря уже о достоверности официальных японских заявлений по поводу различных бедствий, которые последовали за сильным землетрясением, которое обрушилось на северо-восток Японии 11 марта. Появились серьезные проблемы, которые обходили стороной, умышленно скрывали или преуменьшали.

Что еще хуже, мало людей понимало то, кто в чем виноват. Иногда выглядело так, как будто само японское правительство держалось в неведении представителями Токийской электроэнергетической компании (TEPCO), владеющей атомными электростанциями, из которых радиация проникает в землю, море и воздух. Премьер-министр Наото Кан был вынужден спросить представителей TEPCO “Что же все-таки у вас происходит?” Если Кан не знал, как мог знать кто-нибудь еще? В самом деле, японские могущественные бюрократы, которые, как подразумевается, знали, что делают, оказались такими же беспомощными, как только что избранные политики.

За пределами Японии во многих местах верят, что в ней происходит все по-другому благодаря экзотической культуре страны. Восприятие не совсем ошибочное. Важным аспектом культуры является использование языка. Часто высказывания официальных представителей Японии нарочито неясные, чтобы избежать ответственности, если дела пойдут плохо – в некоторой степени универсальная черта обладающих властью. Но некоторый смысл может теряться при переводе. Когда официальный представитель власти в Японии говорит, что примет что-то “для серьезного рассмотрения”, это означает “нет”. Это не всегда понимают должным образом.