6

Японский конституционный альбатрос

ТОКИО – Приближение 70-й годовщины разгрома Японии во второй мировой войне вызвало множество дискуссий – и причитаний – о возрождающихся исторических разногласиях в Восточной Азии. Однако недавняя напряженность в регионе может частично отражать отсутствие прогресса в другой области, которая упускается из виду: японской конституциональной реформе. Действительно, несмотря на свое бессилие, так четко проявившееся, когда члены Исламского Государства обезглавили двух японских заложников, Япония так и не приняла ни одной поправки к «мирной конституции», которую ей навязали оккупационные американские силы в 1947 году.

На первый взгляд, это не так уж и удивительно. В конце концов, конституция служила важной цели: гарантируя, что Япония не будет представлять военной угрозы в будущем, она позволила стране, наконец, вырваться из иностранной оккупации и начать свой путь к восстановлению и демократизации. Однако подумайте: Германия приняла одобренную союзниками конституцию при аналогичных обстоятельствах в 1949 году и с тех пор внесла в нее десятки поправок.

Кроме того, в то время как конституция Германии или Основной закон допускает применение военной силы в целях самообороны или в рамках Договора о коллективной безопасности, конституция Японии предусматривает полный и постоянный отказ от «угрозы силой или ее применения в качестве средства разрешения международный споров». Япония является единственной страной в мире, связанной подобными ограничениями ‑ введенными не только для предотвращения возрождения милитаризма, но и в качестве наказания за политику японского правительства в военное время – и их дальнейшее соблюдение просто нереально.

Вот почему японский премьер-министр Синдзо Абэ сделал конституциональную реформу наивысшим приоритетом. После укрепления своей власти уверенной победой на всеобщих выборах в декабре, где его Либерально-демократическая партия одержала решительную победу, Абэ намерен продвигать свою цель строительства более сильной и конкурентоспособной Японии – такой, которая сама сможет выстоять против все более агрессивного Китая.