8

Япония и политика признания вины

КАНБЕРРА – Япония снова отталкивает своих соседей и приводит в отчаянье своих друзей в вопросе о принятии ответственности за свою военную агрессию и жестокость. После избрания нового правительства, отрицания снова зазвучали на самом высоком уровне, они резонируют среди общественности, в том числе и среди молодежи, таким образом, каким это было бы немыслимо в современной Германии. Все это подпитывает националистические настроения в Китае и Южной Корее, еще больше усугубляя взрывоопасные территориальные споры в Восточно-Китайском и Японском морях.

Возможно, как говорят некоторые мои японские коллеги, новый премьер-министр Японии Синдзо Абэ, несмотря на свои глубоко консервативные взгляды и инстинкты, в конечном счете является реалистом, который будет делать все, разумеется, не без поддержки в виде давления со стороны Соединенных Штатов, для того чтобы разрядить возникшую напряженность. Но есть три магических вопроса, по которым он и его коллеги заняли позиции, играющие на региональных нервах.

Во-первых, речь идет о длительной саге о соответствующих извинениях Японии за инициирование и ведение агрессивной войны в годы до и во время второй мировой войны. На протяжении многих лет пострадавшие страны стремились добиться всеобъемлющих и недвусмысленных извинений; будучи министром иностранных дел Австралии, я с 1980-х годов добивался этого от Токио как некой формы катарсиса, который был бы справедлив с точки зрения морали, а так же выгоден Японии. В конце концов, в 1995 году, на 50 годовщину поражения Японии, премьер-министр Томиити Мураяма выразил на родном языке свое «глубокое раскаяние» и «искренние извинения».

Большинство последующих лидеров выражали эти чувства в той или иной степени – однако так и не смогли полностью удовлетворить Китай или Южную Корею. Однако после своей громкой победы на выборах в прошлом месяце, в своем заявлении газете Sankei Абэсказал, что он будет стремиться заменить ставшее достопримечательностью заявление 1995 года, «данное социалистическим премьер-министром», на заявление, «смотрящее в будущее», однако не огласил его содержания.