19

Декабрьский «Судный день» Европы

ВЕНА – В то время как большая часть Европейского Cоюза охвачена паникой из-за перспективы победы крайне правого лидера Марин Ле Пен на президентских выборах Франции в мае, следующее испытание ЕС произойдет намного раньше. В это воскресенье итальянцы будут голосовать на референдуме по конституционным реформам, и австрийцы выберут своего следующего президента. Результаты голосования в обеих странах могут иметь серьезные последствия за пределами границ этих стран.

В Италии предстоящий плебисцит будет вотумом доверия избирателей для премьер-министра Маттео Ренци, который заявил, что уйдет в отставку, если предложенные реформы будут отклонены на референдуме. Согласно последним опросам, Ренци, вероятно, будет вынужден выполнить свое обещание, что можно считать концом реформистской социал-демократии в Италии и за ее пределами. В Австрии избиратели будут выбирать между двумя кандидатами ‑ сторонником и противником ЕС. Норберт Хофер, противник ЕС и лидер австрийской Партии свободы (FPÖ) является копией националистического кандидата Ле Пен из Франции. Победа Хофера может прибавить ветра в парусах избирательного корабля Ле Пен.

 1972 Hoover Dam

Trump and the End of the West?

As the US president-elect fills his administration, the direction of American policy is coming into focus. Project Syndicate contributors interpret what’s on the horizon.

Изменения в конституции, на которые Ренци просит избирателей сказать «Да», отменили бы часть наследия его предшественника Сильвио Берлускони – наследия, которое показывает, что крайне правый популизм может принести стране большой вред. Среди прочего Берлускони изменил политическую систему Италии таким образом, чтобы левые партии никогда не получили бы полной власти, и то же время он заблокировал выдвижение любых уголовных обвинений против себя лично.

Предложенные реформы Ренци, среди прочего, модернизировали бы политическую систему, лишив власти Сенат (верхнюю палату Парламента). Такая поправка крайне необходима для устранения возникшего политического тупика, и Ренци уже преуспел в проведении этой поправки через обе палаты Парламента. В действительности предполагается, что плебисцит обеспечит только окончательное подтверждение этой поправки.

Но Ренци не удалось улучшить жуткие показатели экономики Италии. Спустя восемь лет после финансового кризиса 2008 года, промышленное производство все еще на 25% ниже докризисного уровня, и безработица среди молодежи зависла на уровне более 40%. Согласно этим экономическим показателям, «la crisi» (кризис), как итальянцы называют такое состояние экономики, настолько же серьезен, как и резкое падение экономики четверть века тому назад в Польше и других восточноевропейских странах после краха коммунизма.

Но эти страны преодолели свои посткоммунистические трудности, потому что их руководители и достаточно большая часть населения верили обещаниям свободного рынк�� капитализма. В противоположность этому, начиная с мирового финансового кризиса 2008 года эта вера была сильно поколеблена в Италии и других странах-членах ЕС.

Наивный Ренци действительно пытался улучшить существующую систему и преодолеть в Италии некоторые разногласия между поколениями, проводя реформы рынка труда. Но, в отличие от бывшего британского премьер-министра Тони Блэра в 1990-х годах или бывшего канцлера Германии Герхарда Шредера в начале 2000-х годов, Ренци пришлось работать при гораздо худших глобальных экономических условиях. Италия не может опираться на экспортно-ориентированную модель роста экономики, и она шатается под большой долговой нагрузкой, унаследованной от Берлускони.

Среди противников Ренци находятся такие левые популисты как «Движение пяти звезд» (Movimiento Stelle) и правые популисты, такие как Северная Лига, илиLega Nord, которые отчаянно нападают на него, в то же время обвиняя ЕС во многих экономических и политических проблемах Италии. ЕС, между тем, бросил Италию, оставив стране необходимость самостоятельно справляться со 160 000 североафриканских беженцев, которые прибыли в страну только с начала этого года.

Если референдум Ренци провалится, лидер «Движения пяти звезд» Беппе Грилло дал понять, что он потребует другого плебисцита о членстве Италии в еврозоне, который мог бы иметь успех. Хотя Италия была раньше надежным сторонником членства в ЕС, многие итальянцы могут сегодня поддержать мнение об уменьшении интеграции с ЕС, особенно после широко известного и растиражированного СМИ примера о результатах референдума «Брексит» в Соединенном Королевстве в июне этого года.

С другой стороны, референдум о членстве в еврозоне даже может быть и ненужным. Если Ренци уйдет в отставку, Италия может стать почти неуправляемой, что напугает финансовые рынки. Это, в свою очередь, будет препятствовать сохранению Италии в еврозоне, учитывая имеющиеся высокие процентные ставки на ее государственном долге, который составляет 132% от ВВП Италии.

Между тем в Австрии предстоящие президентские выборы – на которых схватились Хофер и независимый левый кандидат Александра Ван дер Беллен – будут больше связаны с политикой страны, чем с ее экономикой. В течение прошедших 10 лет Австрией управляла мощная коалиция социал-демократов и консерваторов; но эти две основные партии постоянно блокируют друг друга и объединяются только в своей оппозиции правым популистам, таким как Хофер. Однако это закостеневшее объединение позволило тем же самым правым популистам представить себя как единственную альтернативу «системе».

Австрия ‑ одна из самых богатых стран ЕС, и по сравнению с Италией она преуспевает. Но австрийцы боятся потерять свое нынешнее богатство, и у них действительно есть экономические поводы для недовольства, которые могут быть использованы политиками. В частности, доходы малооплачиваемых австрийцев и австрийцев, принадлежащих к среднему классу, медленно снижались в течение последних десяти лет; общий рост экономики Австрии ниже, чем средний рост по странам ЕС; растет безработица.

Как и в Италии, правые популисты Австрии жаловались на ЕС и задумывались о выходе страны из еврозоны. Но такое действие было бы еще более самоубийственным, чем в случае Италии, и австрийская Партия свободы (FPÖ) смягчила свою антиевропейскую позицию после голосования по Брекситу.

Fake news or real views Learn More

Вместо этого австрийская Партия свободы FPÖ заявила о своем намерении превратить политическую систему Австрии в президентско-плебисцитную демократию. Это тоже было бы ударом по ЕС, поскольку это значит, что любой законопроект ЕС – такой как сегодняшняя политика размещения беженцев в Италии и в других государствах-членах ЕС – может быть заблокирован плебисцитом внутри страны.

Когда была снесена Берлинская стена – и вместе с ней уничтожен государственный социализм – страны-основатели Европейского экономического сообщества ответили созданием Европейского Союза и согласились на более глубокое объединение Европы. Этот проект хорошо работал до кризиса 2008 года, из чего можно сделать вывод, что объединение в ЕС подходит лучше всего для хороших времен, но не для периодов финансовых трудностей. Двойная проверка в Италии и Австрии 4 декабря так или иначе даст нам убедительные доказательства этого.