59

Римская Европа

БЕРЛИН/ВЕНЕЦИЯ – В Евросоюзе начинается дезинтеграция. Кто же станет лидером, способным спасти ЕС? Немецкого канцлера Ангелу Меркель обычно считают человеком, наконец-то, сумевшим ответить на знаменитый вопрос Генри Киссинджера по поводу этого западного объединения: «А какой телефонный номер у Европы?». Но если у номера Европы немецкий телефонный код, все звонки попадают на автоответчик: «Nein zu Allem».

Этой фразой – «Всегда нет» – президент Европейского центрального банка Марио Драги недавно охарактеризовал стандартный немецкий ответ на любые экономические инициативы, призванные укрепить Европу. Классическим примером стало вето Меркель на предложение итальянского премьер-министра Маттео Ренци финансировать программы помощи беженцам в Европе, Северной Африке и Турции путём выпуска облигаций ЕС. Эту эффективную, экономичную идею поддерживают и ведущие финансисты, например, Джордж Сорос.

Высокомерный отказ Меркель в принципе учитывать более широкие европейские интересы, когда они угрожают её популярности внутри страны, стал непрекращающимся кошмаром для других лидеров стран ЕС. Этот отказ лежит в основе не только её экономической и миграционной политики, но и других решений: унижение Греции, субсидии угольной отрасли, поддержка немецкого автопрома в деле о дизельных выхлопах, раболепство перед Турцией в вопросах свободы прессы, ошибки с Минскими соглашениями по Украине. Иными словами, Меркель нанесла больше вреда ЕС, чем любой другой ныне живущий политик, несмотря на её постоянные заявления о любви к «европейскому проекту».

Но куда же обратиться теперь Европе, разочарованной в немецком лидерстве? Наиболее очевидные кандидаты на эту роль не будут или не захотят её выполнять: Британия сама себя исключила; Франция парализована до президентских выборов в следующем году, а, возможно, и дольше; Испания не может даже сформировать правительство.