Opening scene from film 'La Dolce Vita' La Dolce Vita (1960)

Момент истины для итальянской экономики

МИЛАН – Италия и Европа переживают переломный момент. После выборов в марте, на которых выступающее против истеблишмента «Движение пяти звёзд» (M5S) и крайне правая партия «Лига» получили в совокупности парламентское большинство, и последовавших затем нескольких месяцев неопределённости Италия стала первой крупной страной ЕС, которой будет управлять коалиция популистов.

M5S и «Лига» открыто сомневаются в выгодах членства в еврозоне, хотя ни одна из этих партий не делала конкретного обещания выйти из еврозоны в своей политической программе во время предвыборной кампании. Именно этим пробелом воспользовался президент Италии Серджо Маттарелла, заблокировав ключевое назначение в новом правительстве. Кроме того, эти партии вообще негативно относятся глобализации. В частности, «Лига» одержима идеей суровых мер против иммиграции. На внутреннем фронте обе партии пообещали бороться с коррупцией и свергнуть политический истеблишмент, который, по их мнению, действует исключительно в корыстных интересах, а также предпринять радикальные меры по сокращению безработицы и перераспределению доходов.

Однако мы не узнаем точных параметров программы M5S и «Лиги», пока эта популистская коалиция не начнёт управлять страной всерьёз. Ходят слухи, что эти партии хотят списать госдолг Италии, находящийся сейчас на относительно стабильном уровне чуть выше 130% ВВП. Если они это сделают, тогда конфронтация в греческом стиле с Евросоюзом выглядит неизбежной, при этом процентные ставки и спреды по итальянским облигациям будут быстро расти (особенно если Европейский центральный банк решит, что его мандат не позволяет ему вмешиваться).

В подобном сценарии итальянским банкам, которые сейчас являются держателями гособлигаций на внушительные суммы, будет нанесён значительный финансовый ущерб. Риска бегства вкладчиков нельзя исключать.

В отличие от большинства стран еврозоны номинальный (без учёта инфляции) рост экономики Италии слишком слаб, чтобы привести к существенному снижению задолженности даже при сегодняшних низких процентных ставках. Это означает, что – при прочих равных – рост номинальных процентных ставок приведёт к росту долговых коэффициентов и дальнейшему сужению бюджетного пространства для правительства и негативным последствиям для роста экономики и занятости. Кроме того, в отличие от большинства других стран Европы в Италии реальный ВВП до сих пор значительно ниже докризисного пика 2007 года, а это означает, что восстановление роста экономики остаётся главной задачей.

Ответ на вопрос, может ли какой-либо из грозящих Италии рисков материализоваться, будет зависеть от готовности нового правительства признать реальность и предпринять благоразумные действия и меры с целью подстегнуть более инклюзивный рост экономики.

Subscribe now

Exclusive explainers, thematic deep dives, interviews with world leaders, and our Year Ahead magazine. Choose an On Point experience that’s right for you.

Learn More

Политические события в Италии перекликаются с событиями за пределами Европы: они согласуются с тем отказом от глобализации, который наблюдается в мире, и с нарастающими требованиями к национальным правительствам восстановить контроль над движением товаров и услуг, капитала, людей, а также информации и данных. Оглядываясь назад, очевидно, что эта мировая тенденция была неизбежной. На протяжении многих лет глобальные рыночные силы и могущественные новые технологии явно опережали способность правительств адаптироваться к экономическим переменам.

Если обобщать, ситуация в Италии далеко не уникальна. Тем не менее, больше, чем многие другие страны, Италия отчаянно нуждается в программе, которая бы гарантировала макроэкономическую стабильность и стимулировала инклюзивный рост экономики. Это значит – увеличение занятости, повышение равномерности распределения доходов и богатств, расширение возможностей для предпринимателей.

Если не повысить уровень экономической инклюзивности, Италия может вскоре обнаружить, что её главным экспортным товаром становится талантливая молодёжь. Мобильные работники в расцвете сил будут искать применение своим навыкам, креативности и предпринимательской инициативе в других странах, а Италия потеряет один из главных двигателей экономического динамизма, роста и адаптации к переменам.

Иностранцы, не входящие в финансовые и экономические круги, обычно видят другую, очень важную сторону Италии. Они видят страну потрясающей красоты, богатую нематериальными активами, культурой и креативными отраслями; страну, в которой находятся многие из наиболее популярных среди туристов мест на планете. Представители науки и некоторых отраслей бизнеса знают о великолепных центрах исследований в сфере биомедицины, роботов и искусственного разума, и они знают, что итальянские учёные, технологи и предприниматели играют выдающуюся роль в инновационных центрах по всему миру. И многие, конечно, знают, что итальянские правительства, как правило, приходят и уходят весьма быстро, и это редко оказывает чрезмерно негативное воздействие на экономику и обществу.

Наверное, все международные обозреватели и сами итальянцы согласятся: Италия обладает огромным экономическим потенциалом. Однако задача в том, чтобы раскрыть его, а для этого нужно, чтобы случилось несколько вещей.

Прежде всего, итальянскому правительству нужно искоренить коррупцию и злоупотребления служебным положением, а также продемонстрировать более сильную приверженность интересам общества. Популисты, возможно, правы по поводу этих проблем. И они, возможно, правы в том, что восстановление большего суверенитета над ключевыми потоками, формируемыми глобализацией, необходимо для противостояния тем центробежным политическим, социальным и технологическим силам, которые бушуют в развитых странах.

Кроме того, Италия нуждается в создании предпринимательской экосистемы, которая будет содействовать динамизму и инновациям. Финансовый сектор пока что слишком закрыт, и он предоставляет слишком мало финансирования и поддержки новым предприятиям. В сфере интернет-торговли, систем мобильных платежей и платформ социальных сетей имеются большие возможности, позволяющие снизить барьеры для выхода на рынок и способствующие инновациям. Китай, например, быстро продвигается вперёд на этих направлениях, причём в ходе этого процесса открываются большие возможности для молодёжи.

Конечно, в отношении любой цифровой технологии существуют оправданные опасения, связанные с безопасностью данных, конфиденциальностью личной жизни и нечестными игроками, которые склонны манипулировать информацией ради подрыва социальной сплочённости и демократических институтов. Однако эти проблемы не должны стоять на пути реализации огромного потенциала цифровых технологий в качестве мотора инклюзивного роста экономики.

Наконец, стоит отметить, что сотрудничество между правительством, бизнесом и работниками сыграло ключевую роль в тех странах, которые лучше всего адаптировались к глобализации и структурным переменам, вызванным технологиями. Конечно, сотрудничество требует доверия, а доверие создаётся постепенно, со временем. Но без этого экономические структуры теряют гибкость, уровень производительности начинает отставать, конкурентоспособность падает, а активность в секторе торгуемых товаров и услуг перемещается в другие страны.

На данном этапе неопределённость по поводу будущего неизбежна. Но если страна не готова мириться с долгосрочной стагнацией, тогда для неё отказ от адаптации к грядущим переменам становится неприемлемым вариантом. Получив ясный мандат на перемены, новое правительство Италии могло бы реализовать энергичную, прагматичную, долгосрочную политическую программу с целью создания инклюзивного экономического роста. В противном случае, огромный потенциал страны будет и дальше оставаться реализованным не полностью.

http://prosyn.org/tCdbd75/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.