kuttab49_Nir KeidarAnadolu Agency via Getty Images_israelpalestineprotest Nir Keidar/Anadolu Agency via Getty Images

Трампийский унилатерализм Израиля

АММАН – После окончания Второй мировой войны, международное сообщество приняло простой, но мощный принцип: ни одна страна, какой бы сильной она ни была, не может силой отобрать землю у своих соседей. Когда Аргентина вторглась на Фолклендские острова в 1982 году, мир практически ни высказал возражений против военного вмешательства Соединенного Королевства с целью вернуть свою территорию. Когда Ирак оккупировал Кувейт в 1990 году, Организация Объединенных Наций санкционировала военные действия по его изгнанию. А когда Россия аннексировала Крым в 2014 году, ООН ввела жесткие санкции, которые действуют по сегодняшний день.

В течение 53 лет, палестинцы возлагали свои надежды на этот принцип. В 1967 году, он был кодифицирован в преамбуле к резолюции 242 Совета Безопасности ООН, которая установила “дорожную карту” мира между Израилем и Палестиной, и в дальнейшем подтвердила “недопустимость приобретения территории путем войны”. Хотя жизнь в условиях оккупации всегда была для палестинцев неприемлемой, она была сносной благодаря надежде на то, что право преодолеет силу, а “неприемлемая” израильская оккупация в конечном итоге закончится.

Более того, в отличие от фолклендцев, кувейтцев или украинцев, палестинцы проявили гибкость в попытках договориться о приемлемом урегулировании с Израилем. Но вместо того, чтобы быть вознагражденными за эту добросовестность, палестинские предложения об обмене земельными участками (равноценными по размеру и качеству) были искажены политиками в Израиле, чтобы узаконить кражу оккупированной палестинской территории.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

or

Register for FREE to access two premium articles per month.

Register

https://prosyn.org/e3Iw7LJru