4

Миролюбивая армия и агрессивное правительство Израиля

ПРИНСТОН – Лидеры военной элиты Израиля часто называют мир с палестинцами обязательным условием безопасности страны. Необходимость обороны территорий, оккупированных Израилем со времён Шестидневной войны 1967 года, вызывает у руководства армии и спецслужб очевидное стремление к политическим решениям, которые покончили бы с оккупацией. Однако правительство страны не проявляет ни малейшего интереса к идее постоянного урегулирования.

Для того чтобы почувствовать эту разницу, достаточно вспомнить покойного Меира Дагана, генерал-майора Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ), а затем директора израильской разведслужбы «Моссад». Несколько лет назад я заседал в президиуме конференции в Иерусалиме, организованной тогдашним президентом Израиля Шимоном Пересом. Справа от меня сидел Даган, только что покинувший пост главы «Моссада», который он занимал восемь лет, а слева – Дори Голд, бывший учёный-политолог и израильский дипломат.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

У них были совершенно разные взгляды на то, как лучше обеспечить безопасность Израиля; здесь стоит вкратце изложить их аргументы.

Голд утверждал, что возвращение к линии перемирия, действовавшего до 1967 года, лишит Израиль «удобных для обороны границ». Он настаивал, что Израиль сможет защититься от угроз с востока, только сохранив военное присутствие на Западном берегу и контроль над рекой Иордан, текущую вдоль границы, которая отделяет Иорданию от Израиля и Западного берега.

Даган возражал, что роль военных – защищать границ Израиля независимо от того, как они прочерчены. ЦАХАЛ, конечно, предпочёл бы действовать, обладая теми стратегическими преимуществами, которые даёт контроль над большей территорией, однако армия готова выполнять свою миссию при любых условиях, которые ей задаст правительство Израиля.

Далее Даган начал развивать свою мысль, назвав принцип «удобных для обороны границ» ошибочной идей, поскольку она игнорирует планы и силы тех, кто находится с другой стороны границы. После заключения мира между Израилем и Палестиной бремя защиты границы радикально сократится, потому что на границе Израиля появится серьёзный партнёр, точно так же заинтересованный в предотвращении вооружённых конфликтов. Палестинские силы безопасности просто по определению будут в значительной мере работать и на безопасность самого Израиля.

Миролюбивая позиция Дагана яв��яется частью долгой традиции в армейской элите Израиля. Негосударственная организация «Шалом ахшав» («Мир сейчас»), представляющая израильтян, которые выступают за политическое урегулирование израильско-палестинского конфликта, была основана в 1978 году, после того как 348 резервистов ЦАХАЛа написали письмо тогдашнему премьер-министру Менахему Бегину с призывом довести до конца мирный процесс с Египтом.

После первой интифады (палестинского восстания, длившегося с 1987 по 1993 годы) лидером миротворческого процесса стало армейское руководство. В 1991 году Ицхак Рабин, бывший начальник штаба ЦАХАЛ, премьер-министр и министр обороны Израиля, а в тот момент – член Комитета по внешней политике и обороне в израильском парламенте (Кнессете), доказывал необходимость достижения всеобъемлющего регионального мира. Как и Даган, Рабин считал, что арабо-израильский конфликт является обузой для сил безопасности Израиля. Эти активные отставные военные офицеры постоянно участвовали или даже возглавляли переговоры с палестинцами и Сирией.

Среди последних событий стоит отметить, что многие известные офицеры в отставке поддержали соглашение, достигнутое между Ираном и так называемой «Группой 5+1» (Китай, Франция, Россия, Великобритания и США плюс Германия) по поводу иранской ядерной программы. Между тем, правительство Израиля очень активно выступало против этого соглашения. Раскол между элитой сил безопасности и политиками, которые сейчас управляют Израилем, похоже, достиг сейчас максимальных масштабов. В то время как большинство бывших армейских руководителей вторит аргументам Дагана, чиновники правительства говорят почти как Голд.

В поддержку мирного процесса было создано несколько лоббистских организаций. Например, «Ассоциация мира и безопасности», объединившая сотни ветеранов ЦАХАЛа, «Моссада», «Шин Бета» (агентство внутренней безопасности Израиля) и Национальной полиции, заявляет, что её миссия заключается в «пропаганде идеи устойчивого политического урегулирования израильско-палестинского конфликта как критически важного элемента национальной безопасности и социальной стабильности в Израиле».

Неправительственная организация «Командиры за безопасность Израиля» (CIS), объединившая более 200 представителей элиты сил безопасности Израиля, только что опубликовала доклад под названием «Сначала безопасность», где содержится широкий набор предложений по оживлению попыток мирного раздела земель к западу от реки Иордан. В CIS считают, что террор против Израиля нельзя победить одними военными средствами, и что любые успехи в мирном процессе должны привести к росту качества жизни палестинцев. Кроме того, бывшие израильские генералы активно участвовали в исследовании Центра Новой американской безопасности, который разработал детальный план системы безопасности для израильско-палестинского соглашения.

Некоторые бывшие офицеры пошли ещё дальше. Бывший директор «Моссада» Эфраим Галеви утверждает, что Израиль должен смириться с «политической реальностью ХАМАСа» и начать диалог с этой организацией, управляющей сектором Газа. В документальном фильме 2012 года «Привратники» шесть бывших руководителей «Шин Бета» размышляют над уроками прошедших десятилетий и призывают к миру с палестинцами.

Удивительно, но во время выборов на политическом руководстве Израиля никак не отражается его пренебрежение мнением силовой элиты. Не было никакой общественной реакции на заявление аппарата премьер-министра Биньямина Нетаньяху, последовавшее вскоре после выхода «Привратников», что он не видел этот фильм и не собирается его смотреть.

Учитывая высокую степень уважения общества к элите израильских силовиков (особенно в сравнении с его отношением к правительству), такое равнодушие избирателей является загадкой. По данным опроса 2015 года, проведённого Центральным бюро статистики, 93% израильских евреев заявляют о доверии к армии, в то время как всего лишь 40% доверяют правительству и лишь 22% – израильским политическим партиям.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Один из вариантов объяснений – после неоднократных неудачных попыток израильское общество разочаровано в мирном процессе. Кроме того, провокации и теракты, исходящие с оккупированных территорий, стали более интенсивными. Это позволяет нынешней правящей коалиции оправдывать политику, которая ведёт к дальнейшему углублению конфликта, например, поощрять расширение поселенческой активности на Западном берегу.

На данном фоне Нетаньяху изображает себя защитником Израиля, присваивая себе то уважение, которые обычно оказывается армейской элите. Тем, кто призывает к возобновлению мирного процесса, придётся теперь объяснять его необходимость обществу, показав, кто именно является защитником страны. Смогут ли они это сделать в нынешнем контексте регионального хаоса и проблем с безопасностью внутри страны, мягко говоря, сомнительно.