4

Воинствующий исламизм и скептицизм в вакцинации

ЛОНДОН – Мы знаем, как искоренить полиомиелит. Действующая с 1980-х годов международная программа вакцинации под руководством Всемирной организации здравоохранения привела к почти полному исчезновению вируса полиомиелита. Болезнь, которая ежегодно убивала или парализовала полмиллиона людей на земле, поражает сегодня только несколько сот человек во всем мире.

Препятствие, стоящее сегодня на пути уничтожения вируса, не связано с медицинскими или техническими ограничениями, а вызвано политическим сопротивлением вакцинации. Действительно, несколько регионов, где вирус продолжает поражать определенную долю населения, имеют общие одинаковые характеристики. Начиная с 2012, года 95 % случаев заражения полиомиелитом происходят в пяти странах – Афганистане, Пакистане, Нигерии, Сомали и Сирии – и все эти страны затронуты исламистскими мятежами. Для того чтобы уничтожить полиомиелит, мы должны понять сущность этой закономерности.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Исламистская оппозиция программам вакцинации часто связывается с убеждением мусульман о том, что все вакцины – это заговор Запада для нанесения вреда мусульманам, и что эти вакцины стерилизуют детей, заражены СПИДом (ВИЧ) или содержат свинину. Однако важно отметить, что джихадисты в Сирии и Афганистане в основном поддержали кампании по вакцинации против полиомиелита. Если вирус должен быть побежден, мы должны выйти за рамки карикатур на исламистов, изображающих их как жестоких фанатиков-изуверов, настроенных против науки западного мира. Необходимо внимательно изучить конкретную политическую обстановку в тех случаях, когда деятельность по уничтожению вируса пока еще терпит неудачу.

В Нигерии, например, враждебность экстремистской группировки Боко Харам к кампаниям по вакцинации вызвана внутримусульманским конфликтом со времен колониальной эпохи, когда Соединенное Королевство Великобритании управляло северной Нигерией косвенно с помощью пробританской местной элиты. Потомки членов этой колониальной элиты продолжают командовать региональными правительствами областей, ответственными за осуществление программ вакцинации. Поэтому оппозиция группировки Боко Харам к проведению программ вакцинации отражает общую антипатию группировки к тем, кого они считают коррумпированным и ориентированным на Запад политическим классом.

Аналогичным образом, в южном Сомали попытки навязать извне стабильное централизованное правительство вызвали враждебность к программам прививки от полиомиелита. С начала 1990-х годов при вмешательстве Организации Объединенных Наций и Африканского союза в Сомали в миротворческом контингенте участвовали войска из Соединенных Штатов Америки и от преобладающе христианских соседних стран ‑ Кении и Эфиопии. Это привело к широко распространенному недовольству населения и обеспечило поддержку для вооруженных исламистов, которых многие сомалийцы считают главной защитой против внешнего вмешательства. В последние годы боевики военизированной группировки Аль-Шабаб нападали на сотрудников гуманитарной миссии, делая очень трудным выполнение программ здравоохранения в управляемых повстанцами областях. В 2013 году международная организация «Врачи без границ» была вынуждена закрыть свои сомалийские программы.

В Пакистане оппозиция мероприятиям по вакцинации имеет свои корни в сопротивлении пуштунских общин национальному правительству. Не вдаваясь в подробности, пакистанский Талибан ‑ это движение пуштунов, сконцентрированное в полуавтономных федерально управляемых племенных зонах на северо-западе страны. Этой гористой областью Великобритания никогда непосредственно не управляла, и пуштуны отчаянно сопротивляются попыткам пакистанского государства распространить свою власть на эти районы. В связи с этим внешние вмешательства типа программы вакцинации рассматриваются как предлог для более глубокого правительственного вторжения в регионы проживания пуштунов.

Враждебность пакистанского Талибана еще больше усилилась после американского вторжения в страну и проведения искусственной организованной кампании по вакцинации против гепатита с целью сбора ДНК от родственников Осамы бин Ладена до его убийства. Это было подтверждением для исламистских боевиков о том, что программа прививки от полиомиелита ‑ прикрытие для сбора разведывательных данных для уточнения целей атак беспилотников.

Важность проведения правильной местной политики – в отличие от религиозной идеологии – можно увидеть в реакции на программы прививок от полиомиелита с другой стороны «Линии Дюрана». В Афганистане Талибан также является в основном движением пуштунов, но его отношение к программе по уничтожению полиомиелита совершенно другое. Когда Талибан управлял Афганистаном с 1996 года до 2001 года, он поддержал программу по вакцинации и продолжает делать это и сегодня. Недавнее заявление Талибана убеждало своих моджахедов представить сотрудникам по борьбе с полиомиелитом «всю необходимую поддержку».

Это различие в отношении к программе вакцинации отражает разницу в политическом положении пуштунов в этих двух странах. В Афганистане пуштуны составляют большинство населения; в результате они имеют намного более сильное влияние в национальной политике, чем их коллеги в Пакистане – и таким образом относятся к государству и его программам с гораздо меньшим подозрением.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

В Сирии самым большим препятствием для проведения программ по вакцинации является центральное правительство. Отказ режима президента Башара аль-Асада разрешить ВОЗ осуществить программы вакцинации в управляемых повстанцами регионах привел к вспышке полиомиелита в 2013 году. Группы умеренной оппозиции, такие как Свободная сирийская армия, с помощью турецких властей и местных неправительственных организаций организовали свою собственную программу вакцинации в регионах, не контролируемых правительством Асада. Исламистские боевики, включая Исламское государство и Фронт аль-Нусры, также позволили проводить эти программы иммунизации в контролируемых ими регионах, поскольку эти регионы не связаны с режимом Асада.

Отношение исламских боевиков к вакцинации против полиомиелита меньше связано с антизападным фанатизмом, чем с конкретной динамикой конфликта, в который они вовлечены. Это имеет важное значение для политики здравоохранения. Только при полном понимании политической ситуации в регионах, где проводятся программы вакцинации, будет успешно выполнена работа тех людей, которые посвятили свою деятельность уничтожению полиомиелита.