Paul Lachine

Мечеть или современность?

ПАРИЖ – Что случилось с «Арабской весной»? Когда по Тунису, Египту и Ливии прокатились демонстрации, в конце концов приведшие к падению трех старых, обветшавших диктатур, никто не знал, какие силы, институты и процедуры возникнут из требований демократии, провозглашаемых протестующими. И, тем не менее, несмотря на беспрецедентную и непредвиденную природу событий, – или, возможно, именно вследствие нее – надежды были велики.

Последующие события недвусмысленно указывают на то, что все и так знали (или должны были знать): смена режима – это вовсе не просто. Ни одна из трех стран пока что не нашла стабильного институционального решения, которое бы смягчало внутренние противоречия и эффективно удовлетворяло запросы народа.

Другие страны региона, в том числе Йемен и некоторые страны Персидского залива, также пережили потрясения различной силы. Сектантское насилие вновь захлестывает Ирак, в то время как в Сирии все чаще случаются столкновения между различными фракциями противников режима, в ходе которых исламисты стремятся захватить руководящие позиции, не дожидаясь политической трансформации, которая должна произойти при падении правительства. Даже в Марокко король, имеющий абсолютную власть как Повелитель правоверных, был вынужден под давлением мощного общественного возмущения предпринять действия, направленные на включение исламских деятелей в политическую жизнь.

To continue reading, please log in or enter your email address.

To continue reading, please log in or register now. After entering your email, you'll have access to two free articles every month. For unlimited access to Project Syndicate, subscribe now.

required

By proceeding, you are agreeing to our Terms and Conditions.

Log in

http://prosyn.org/aAKe2o5/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.