Экономика США все еще в состоянии рецессии?

Учитывая размеры и экономическую важность США, весь мир следит за тем, в каком состоянии находится сейчас ее экономика. Она находилась в пике своего развития -- и бум 1990-х годов подошел к завершению -- где-то в марте 2001 года, когда примечательная экономическая экспансия Америки уступила путь первой за последние десять лет рецессии. Но закончилась ли эта рецессия, когда в декабре 2001 года начали расти объемы производства: Или она все еще продолжается? Национальное бюро экономических исследований (NBER) и Комитет по определению дат начала и конца экономического цикла, являющийся полуофициальным арбитром и органом, отслеживающим экономический цикл США, хранят молчание. Недавние изменения в экономической и монетарной политике привнесли критическую неопределенность, которая и раньше подразумевалась в том методе, с помощью которого NBER определяла даты начала и конца экономических циклов.

Со времен Великой депрессии почти всегда было понятно, когда закачивалась рецессия: промышленное производство начинало стремительно расти, вместо падения суммарных объемов продаж начинался их рост, и уровень безработицы падал. Все эти изменения трендов происходили одновременно или в течение нескольких месяцев. Таким образом, в действительности, никогда не имело особого значения, как определялось окончание рецессии, или даже было ли такое определение рецессии вообще. Как однажды судья Верховного Суда сказал о непристойности: «Возможно, я не знаю, какое дать ей определение, но я всегда узнаю ее, когда вижу.»

Однако в последнее время этот приближенный подход стал все больше проявлять свою неадекватность. В ретроспективе, первым предупреждающим сигналом было так называемое «возвращение безработных» в начале 1990-х. В марте 1991 года показатели объемов производства и объемов продаж начали увеличиваться, перевалив через точку минимума. Но уровень безработицы продолжал расти -- больше, чем на полную процентную точку, и достиг пика в 7,6% в июне 1992 года. Если, как я полагаю, наиболее важным индикатором экономического цикла является обеспокоенность рабочих перспективой потерять работу и не найти новую, то тогда самая худшая точка цикла для американской экономики наступила спустя пятнадцать месяцев после полуофициального объявления об окончании рецессии.

А на этот раз дела обстоят еще хуже. Измеренная на основании трендов в изменении объемов производства, рецессия, начавшаяся в марте 2001 года, была самой короткой и неглубокой из всех: она продолжалась не более девяти месяцев, и в ее ходе наблюдалось очень небольшое снижение объемов валового национального продукта. Такая же картина получается, если судить по динамике продаж.

Но если судить по уровню безработицы, то эта рецессия - одна из самых худших, если не самая худшая рецессия со времен Великой депрессии: В США сейчас работает на 2,1 миллиона людей меньше, чем в пик экономического цикла два года назад. Если включить сюда нормальный прирост рабочей силы, то нынешний дефицит рабочих мест, если соизмерять его с тем, который был бы, если бы бум 1990-х продолжался, составит 4,7 миллиона рабочих мест.

Таким образом, почему терпят провал старые индикаторы экономического цикла? Одна из причин заключается в том. что Федеральная резервная система (ФРС) действовала иначе в прошедшие пятнадцать лет. Предыдущие рецессии не были полностью нежелательными: более высокий уровень безработицы помогал снизить инфляцию, когда последняя превышала уровень, который ФРС полагала приемлемым. Когда ФРС приходила к заключению, что инфляция больше не представляет угрозы, и заменяла свою кратковременную задачу по обеспечению стабильности цен с целью поддержки производства на другую, то рецессия при этом заканчивалась. Пониженные процентные ставки оказывали такое воздействие на все индикаторы экономического цикла - производство, продажи, занятость и уровень безработицы, - что они меняли направление своего изменения.

Вторая причина заключается в том, что в период где-то с 1970 по 1995 годы основополагающая тенденция роста производительности была относительно медленной. Когда производительность растет относительно медленно, то очень маловероятно, что рост производства будет сопровождаться падением занятости. Однако где-то начиная с 1995 года, лежащий в основании экономики США рост производительности был достаточно быстрым: не 0,7% в год -- среднее значение за предшествующие 25 лет -- а 2% или 3%, или, возможно, даже больше. И на будущее имеются все признаки того, что быстрый рост основополагающей производительности труда будет продолжаться.

Если учитывать эти два момента, то становится очевидным, что перед NBER сейчас стоит дилемма. В отличие от прошлых рецессий не наблюдалось какого-либо внезапного изменения в политике, которое бы оказало на все макроэкономические индикаторы экономического цикла такое же поворотное воздействие. Более того, быстрый рост основополагающей производительности означает, что приемлемое, хотя и субнормальное восстановление в показателях роста объемов производства связано с падением занятости и ростом уровня безработицы.

To continue reading, please log in or enter your email address.

Registration is quick and easy and requires only your email address. If you already have an account with us, please log in. Or subscribe now for unlimited access.

required

Log in

http://prosyn.org/f9ti0VD/ru;
  1. Patrick Kovarik/Getty Images

    The Summit of Climate Hopes

    Presidents, prime ministers, and policymakers gather in Paris today for the One Planet Summit. But with no senior US representative attending, is the 2015 Paris climate agreement still viable?

  2. Trump greets his supporters The Washington Post/Getty Images

    Populist Plutocracy and the Future of America

    • In the first year of his presidency, Donald Trump has consistently sold out the blue-collar, socially conservative whites who brought him to power, while pursuing policies to enrich his fellow plutocrats. 

    • Sooner or later, Trump's core supporters will wake up to this fact, so it is worth asking how far he might go to keep them on his side.
  3. Agents are bidding on at the auction of Leonardo da Vinci's 'Salvator Mundi' Eduardo Munoz Alvarez/Getty Images

    The Man Who Didn’t Save the World

    A Saudi prince has been revealed to be the buyer of Leonardo da Vinci's "Salvator Mundi," for which he spent $450.3 million. Had he given the money to the poor, as the subject of the painting instructed another rich man, he could have restored eyesight to nine million people, or enabled 13 million families to grow 50% more food.

  4.  An inside view of the 'AknRobotics' Anadolu Agency/Getty Images

    Two Myths About Automation

    While many people believe that technological progress and job destruction are accelerating dramatically, there is no evidence of either trend. In reality, total factor productivity, the best summary measure of the pace of technical change, has been stagnating since 2005 in the US and across the advanced-country world.

  5. A student shows a combo pictures of three dictators, Austrian born Hitler, Castro and Stalin with Viktor Orban Attila Kisbenedek/Getty Images

    The Hungarian Government’s Failed Campaign of Lies

    The Hungarian government has released the results of its "national consultation" on what it calls the "Soros Plan" to flood the country with Muslim migrants and refugees. But no such plan exists, only a taxpayer-funded propaganda campaign to help a corrupt administration deflect attention from its failure to fulfill Hungarians’ aspirations.

  6. Project Syndicate

    DEBATE: Should the Eurozone Impose Fiscal Union?

    French President Emmanuel Macron wants European leaders to appoint a eurozone finance minister as a way to ensure the single currency's long-term viability. But would it work, and, more fundamentally, is it necessary?

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now