0

Рынок и нравственность

Клемансо как-то сказал, что война - это слишком важное дело, чтобы полностью предоставлять ее генералам. Следуя той же логике, нравственность также слишком важна, чтобы полностью предоставить ее философам, особенно там, где дело касается нравственности рынков. Те, кто считает себя защитником нравственности, более склонны относиться к рынкам с антипатией, в то время как те, кто расположен благоприятно по отношению к рынку, обычно рассуждают о производстве, распределении и материальном благополучии, т.е. о чем угодно, только не о нравственности.

Однако рынок имеет много положительных нравственных качеств. Рассмотрим одно из них, установленное еще Адамом Смитом, а именно связь между индивидуальной автономией и материальной самостоятельностью, достигаемой посредством законной свободной трудовой деятельности. «Не от благожелательности мясника, пивовара и булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими собственных интересов, - писал Адам Смит. - Никто кроме нищих не желает целиком и полностью зависеть от благожелательности других людей».

Это есть часть знаменитого утверждения о полезности стремления к соблюдению собственных интересов. Но отметим также и то, что, согласно этому утверждению, зависимость от других людей считается нравственно разлагающей. Томас Карлайл и впоследствии Маркс и Энгельс порицали это стремление к соблюдению собственных интересов и связанное с ним развитие «денежных отношений» как опасное наступление на традиции или источник отчуждения человека от общества. По меньшей мере, существует опасность того, что денежные отношения могут стимулировать бессмысленную приверженность работе и убеждение в том, что достоинство человека приобретается только через оплачиваемый труд, вызывая тем самым страх зависимости от других людей или приводя к стремлению избежать участия в очень важной, но неоплачиваемой деятельности.

Но обратной стороной денежных отношений является свобода и самоопределение, возникшие после уничтожения таких привычных общественных отношений как рабство и крепостная зависимость, полностью подчинявших индивидуума воде хозяина. Не подчиняют денежные отношения человека и воле государства. Эта независимость лежит в основе утверждения Гегеля, что возможность самостоятельно зарабатывать себе на жизнь является одним их ключевых факторов, позволяющих человеку почувствовать себя личностью.