0

Действительно ли регулирование предназначено для продажи?

ЛОНДОН. Отношения между лондонскими банками и контрольно-надзорными органами сейчас не особенно теплые. Последние правила о дополнительном вознаграждении, изданные Европейским комитетом органов банковского надзора (который скоро трансформируется в Европейское банковское ведомство), заставили чувствительные души в торговых залах чувствовать себя довольно задетыми и лишенными любви. В будущем выплата 70% их премий будет отсрочена. Вообразите, что вы живете только на 3 миллиона долларов в год; а остальные 7 миллионов долларов вам выплатят, если прибыль, которую вы заработали, окажется реальной? Это шокирующий поворот событий.

Однако в повествовании о финансовом кризисе теория регулирующих институтов является важной частью рассказа. Вилл Хаттон, выдающийся британский комментатор, описал Управление по финансовому надзору, в котором я председательствовал в 1997-2003 годах (дата, когда ситуация начала ухудшаться!), как торговую ассоциацию для финансового сектора. Еще более агрессивной критике были подвергнуты американские контрольно-надзорные органы, ‑ и, конечно, Конгресс – в ней безосновательно утверждалось, что они все находятся в карманах у инвестиционных банков, хеджевых фондов и любого другого, у которого есть много денег, чтобы потратить их на Капитолийском холме.

Насколько правдоподобен этот аргумент? Можно ли действительно купить «добрый» контроль?

В то время, когда я был контролером, я бы, конечно, отрицал это. Я никогда не работал в финансовой индустрии и знал мало людей, которые там работали. (Полное разоблачение: сейчас я независимый директор банка «Морган Стэнли»). Однако мои преемники все происходят из финансового сектора, что до настоящего дня считалось признаком того, что они были опытными. Теперь мы не так в этом уверены.