Paul Lachine

Действительно ли регулирование предназначено для продажи?

ЛОНДОН. Отношения между лондонскими банками и контрольно-надзорными органами сейчас не особенно теплые. Последние правила о дополнительном вознаграждении, изданные Европейским комитетом органов банковского надзора (который скоро трансформируется в Европейское банковское ведомство), заставили чувствительные души в торговых залах чувствовать себя довольно задетыми и лишенными любви. В будущем выплата 70% их премий будет отсрочена. Вообразите, что вы живете только на 3 миллиона долларов в год; а остальные 7 миллионов долларов вам выплатят, если прибыль, которую вы заработали, окажется реальной? Это шокирующий поворот событий.

Однако в повествовании о финансовом кризисе теория регулирующих институтов является важной частью рассказа. Вилл Хаттон, выдающийся британский комментатор, описал Управление по финансовому надзору, в котором я председательствовал в 1997-2003 годах (дата, когда ситуация начала ухудшаться!), как торговую ассоциацию для финансового сектора. Еще более агрессивной критике были подвергнуты американские контрольно-надзорные органы, ‑ и, конечно, Конгресс – в ней безосновательно утверждалось, что они все находятся в карманах у инвестиционных банков, хеджевых фондов и любого другого, у которого есть много денег, чтобы потратить их на Капитолийском холме.

Насколько правдоподобен этот аргумент? Можно ли действительно купить «добрый» контроль?

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/I9ukbMp/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.