Есть ли лекарство от болезни Альцгеймера?

За последние десять лет исследователи выявили начальную и основную причину болезни Альцгеймера: опасное вещество, сформировавшееся из обычной аминокислоты, которое называется амилоидный предшественник белка или АПБ. Производный этого опасного АПБ, известный под названием амилоидный бета-пептид (А-бета), является главным компонентом малых волокон – амилоид или старческое отложение – который накапливается в пространствах между нервными клетками в мозге у пациентов, страдающих болезнью Альцгеймера. Со временем скопление старческого отложения вызывает неисправную работу нервных клеток и в последствии убивает их; таково постепенное разрушающее течение болезни. В то время, как А-бета считается токсичным для нервных клеток вообще, он оказывается особенно опасным, когда он скапливается внутри этих малых волокон. Исследователи перенесли этот аномальный биохимический процесс на лабораторных животных, чтобы выявить некоторые генетические факторы, лежащие в основе болезни Альцгеймера, которые оказывают влияние или на скорость производства А-беты, или на то, как он накапливается после синтеза из АПБ. В самом деле, в настоящее время исследователи считают, что все вместе эти факторы вызывают вероятность накопления старческого отложения в мозге и ускоряют этот процесс. В связи с существованием убедительных доказательств того, что скопление А-беты является основным моментом, лежащим в основе развития болезни Альцгеймера, в настоящее время разрабатывается несколько методов лечения чтобы притормозить его образование, удалить его, как только он появился или сократить его токсичность. По понятным причинам возможность разработки способов лечения и/или профилактики болезни вызвала большой шум среди ученых и общественности. Но еще не ясно, какой терапевтический подход, если они есть, окажется эффективным или может ли метод лечения, который является эффективным для болезни Альцгеймера, также использоваться для ее профилактики. Одна стратегия, основанная на исследованиях, проводимых на зараженных болезнью Альцгеймера мышах, включает в себя удаление А-беты путем воздействия на иммунную систему пациента для того, чтобы она выделила антитела для борьбы с ним. Несколько лабораторий показали, что, так как антитела изменяют способ переработки А-беты в мозге привитых мышей, количество старческих отложений падает, вызывая значительное улучшение в мозговой функции животных. Эти результаты вселяют надежду в то, что простой подход, направленный на вызов ответной реакции иммунной системы, может использоваться для того, чтобы остановить распространение болезни Альцгеймера у людей – и смягчить некоторые существующие симптомы – т.к. нервные клетки, которые болеют (но не погибли), оправляются от токсичного действия отложений А-беты. К сожалению, метод лечения, основанный на замене клеточной основы, вероятно, не принесет подобного улучшения. По сравнению, например, с болезнью Паркинсона, болезнь Альцгеймера воздействует на многие нервные клетки различных типов во многих разных частях мозга, сильно затрудняя организацию их скоординированной замены и воссоединения. Более того, простая замена потерянных клеток не восстановит потерянную память и функции мозга. К тому же, если образование А-беты не будет остановлено, новые клетки, в конце концов, тоже будут повреждены. Другие терапевтические стратегии явно являются более обещающими потому, что их целью является уничтожение А-беты даже до того, как он может повредить нервные клетки. Один из таких потенциальных методов лечения использует то, что соответственно называется амилоидными цепными осколками – соединения, разработанные для того, чтобы помешать А-бете пробраться в токсичное волокно, скопление которого, в конце концов, вызывает дисфункцию клеток и смерть. Целью второго и более радикального подхода является образование А-пептида путем торможения двух АПБ энзим, которые называются бета-секретаз и гамма-секретаз, из которых он сформирован. Некоторые соединения, которые предположительно тормозят гамма-секретаз, пройдут клинические испытания приблизительно в то же время, как и вакцина, вызывающая ответную реакцию иммунной системы, которая была проверена на мышах. В настоящее время, однако, не хватает доказательств для того, чтобы отдать предпочтение любому из этих потенциальных методов лечения перед другими. Главное преимущество веществ, тормозящих гамма-секретаз или бета-секретаз, заключается в том, что они являются традиционными медикаментами, что позволяет врачам назначить необходимую дозу индивидуально для каждого пациента и прекратить лечение в случае появления токсичного побочного действия. С другой стороны, вероятно, адекватное торможение энзим потребует ежедневного наблюдения за ходом лечения – очевидной проблеме с пациентом, память которого ухудшилась в результате клинического слабоумия, вызванного болезнью Альцгеймера. По сравнению с этим вакцинация якобы допускает нормальный ход иммунизации, за которым следуют периодические (раз в год, два раза в год и т.д.) повторные прививки. Это хорошо подходит и для лечения слабоумных пациентов, и в качестве долговременного профилактического лечения для людей, у которых еще не проявились симптомы этой болезни. Но риск из-за того, что долговременная вакцинация человеческим протеином может, в конце концов, ускорить автоиммунную болезнь у некоторых пациентов, может перевесить эти преимущества. Этот риск можно было бы сократить с помощью введения готовых антител для того, чтобы они набросились на отложения А-беты – подход, который был бы особенно полезным для пожилых людей, иммунные системы которых часто реагируют очень слабо. Если какие-нибудь из этих потенциальных методов лечения окажутся эффективными и относительно не токсичными, когда следует их применять? В идеале они должны быть назначены на ранних стадиях болезни Альцгеймера, как только обнаружены биохимические аномалии, но перед тем, как у них появился шанс нанести значительный вред нервным клеткам. В самом деле, людей, которые находятся в группе высокого риска из-за наличия у них генетических решающих факторов, передающихся по наследству, можно было бы лечить соответствующим образом в течение всей их зрелой жизни. К сожалению, во всех случаях болезни Альцгеймера, кроме менее 5% (в которых есть очень сильный опознаваемый решающий фактор), в настоящее время невозможно точно определить, у кого разовьется болезнь в течение последующих нескольких лет. Это значит, что парадокс заключается в том, что научные исследования могут обогнать возможность их применения. При этом не важно, насколько методы лечения, которые разрабатываются в настоящее время – вакцинация ли это, вызывающая ответную реакцию иммунной системы, или химические методы – соответствуют ожиданиям, они не могут широко и эффективно применяться при отсутствии надежных тестов для диагностики ранних доклинических форм болезни Альцгеймера.
http://prosyn.org/I7A4XmP/ru;
  1. Television sets showing a news report on Xi Jinping's speech Anthony Wallace/Getty Images

    Empowering China’s New Miracle Workers

    China’s success in the next five years will depend largely on how well the government manages the tensions underlying its complex agenda. In particular, China’s leaders will need to balance a muscular Communist Party, setting standards and protecting the public interest, with an empowered market, driving the economy into the future.

  2. United States Supreme Court Hisham Ibrahim/Getty Images

    The Sovereignty that Really Matters

    The preference of some countries to isolate themselves within their borders is anachronistic and self-defeating, but it would be a serious mistake for others, fearing contagion, to respond by imposing strict isolation. Even in states that have succumbed to reductionist discourses, much of the population has not.

  3.  The price of Euro and US dollars Daniel Leal Olivas/Getty Images

    Resurrecting Creditor Adjustment

    When the Bretton Woods Agreement was hashed out in 1944, it was agreed that countries with current-account deficits should be able to limit temporarily purchases of goods from countries running surpluses. In the ensuing 73 years, the so-called "scarce-currency clause" has been largely forgotten; but it may be time to bring it back.

  4. Leaders of the Russian Revolution in Red Square Keystone France/Getty Images

    Trump’s Republican Collaborators

    Republican leaders have a choice: they can either continue to collaborate with President Donald Trump, thereby courting disaster, or they can renounce him, finally putting their country’s democracy ahead of loyalty to their party tribe. They are hardly the first politicians to face such a decision.

  5. Angela Merkel, Theresa May and Emmanuel Macron John Thys/Getty Images

    How Money Could Unblock the Brexit Talks

    With talks on the UK's withdrawal from the EU stalled, negotiators should shift to the temporary “transition” Prime Minister Theresa May officially requested last month. Above all, the negotiators should focus immediately on the British budget contributions that will be required to make an orderly transition possible.

  6. Ksenia Sobchak Mladlen Antonov/Getty Images

    Is Vladimir Putin Losing His Grip?

    In recent decades, as President Vladimir Putin has entrenched his authority, Russia has seemed to be moving backward socially and economically. But while the Kremlin knows that it must reverse this trajectory, genuine reform would be incompatible with the kleptocratic character of Putin’s regime.

  7. Right-wing parties hold conference Thomas Lohnes/Getty Images

    Rage Against the Elites

    • With the advantage of hindsight, four recent books bring to bear diverse perspectives on the West’s current populist moment. 
    • Taken together, they help us to understand what that moment is and how it arrived, while reminding us that history is contingent, not inevitable


    Global Bookmark

    Distinguished thinkers review the world’s most important new books on politics, economics, and international affairs.

  8. Treasury Secretary Steven Mnuchin Bill Clark/Getty Images

    Don’t Bank on Bankruptcy for Banks

    As a part of their efforts to roll back the 2010 Dodd-Frank Act, congressional Republicans have approved a measure that would have courts, rather than regulators, oversee megabank bankruptcies. It is now up to the Trump administration to decide if it wants to set the stage for a repeat of the Lehman Brothers collapse in 2008.