Ink-stained fingers in front of a Kurdish flag Safin Hamed/Getty Images

Ход курдов

НЬЮ-ЙОРК – По данным избирательных комиссий, большой процент проживающих в Ираке курдов (их численность оценивается в 8 миллионов) пришли проголосовать на референдуме о независимости Курдистана и ряда других районов страны со значительной долей курдского населения. Ещё больший процент избирателей (как сообщается, более 90%) проголосовали за независимость. Но мир, в целом, отнёсся к этому референдуму без симпатий, а в современном мире государственность определяется признанием другими государствами. Так что же теперь будет?

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Конечно, не существует и не должно быть никакого автоматического права на самоопределение. Одно дело, когда народы колоний, которыми управляли располагавшиеся за тысячи километров правительства и которые были лишены многих прав, выбирали путь независимости после Второй мировой войны. И совсем другое дело, когда некий регион отделяется от уже существующего, независимого государства. Мир с регулярно отделяющимися новыми государствами погрузится даже в больший хаос, чем тот мир, который у нас есть сейчас.

Естественно возникает вопрос: а при каких обстоятельствах следует поддерживать лидеров и население, стремящихся к выходу из существующей страны, чтобы создать свою собственную? Общепринятого перечня стандартов не существует, но позвольте мне предложить несколько правил, которые следует применять в таких случаях:

  • История подтверждает явную коллективную идентичность данного народа.
  • Убедительные аргументы: население должно доказать, что существующий статус-кво связан с большими политическими, физическими и экономическими издержками.
  • Население явно демонстрирует мощную поддержку нового, сепаратного политического статуса.
  • Новое государство является жизнеспособным (последнее, что нужно миру, – появление новых недееспособных государств).
  • Отделение не ставит под угрозу жизнеспособность оставшихся частей страны или безопасность соседних государств.

По всем этим стандартам аргументы в пользу курдской независимости выглядят убедительно. У курдов имеется сильное чувство общей истории и национальной идентичности. Они не смогли добиться государственности после Первой мировой войны, но не по своей вине: их аргументы в пользу независимости были тогда столь же убедительны, как и у других групп, чьи национальные чаяния были удовлетворены. Курды Ирака серьёзно пострадали от рук режима Саддама Хусейна (в частности, они подвергались атакам химическим оружием). У независимого Курдистана есть потенциал, чтобы стать экономически жизнеспособным государством, учитывая имеющиеся запасы энергоресурсов. Ирак без Курдистана также останется жизнеспособным государством, равно как и соседние страны.

Тем не менее, желание курдов северного Ирака создать собственную страну наталкивается на сильное сопротивление. Центральное правительство Ирака, обеспокоенное потерей части территории страны, а также крупных нефтяных месторождений, активно выступает против отделения курдов. Турция, Иран и Сирия также не поддерживают идею курдской независимости в любом виде, опасаясь, что их собственное курдское меньшинство может «заразиться вирусом» курдской государственности и начнётся стремиться к отделению, чтобы либо создать собственное государство, либо присоединиться к новому курдскому самообразованию, отколовшемуся от Ирака.

Центральное правительства Ирака пригрозило закрыть воздушное пространство для самолётов, направляющихся в курдский район или из него. А Турция пригрозили перекрыть нефтепровод, от которого зависит экспорт нефти из Курдистана. Опасность таких шагов в том, что под угрозой может оказаться жизнеспособность нового образования (которое не будет иметь выхода к морю), не говоря уже о риске военных конфликтов.

США не поддерживают курдскую независимость, опасаясь, что противодействие этой независимости со стороны соседних государств может усугубить хаос на Ближнем Востоке, и так уже турбулентном. Но верно и то, что курды отвечают многим критериям для создания государственности, а их политическая система обладает многими элементами демократии. Кроме того, курды были лояльными и эффективными союзниками в борьбе с Исламским государством и в Ираке, и в Сирии. Сопротивление со стороны антилиберальной Турции, имперского Ирака, Ирака, который находится под сильным влиянием Ирана, а также сирийского режима, обязанного своим выживанием иранской и российской военной интервенции, усиливает геополитические аргументы в пользу курдской государственности.

Для США и Евросоюза (который тоже прохладно относится к идее курдской независимости) одним из вариантов могла бы стать поддержка или участие в переговорах между региональным правительством Курдистана (РПК) и иракским правительством в Багдаде. Целью этих переговоров могли бы стать поиски компромисса по вопросам о разделе или общем использовании ресурсов и территории. Параллельные переговоры Турции и РПК могли бы ослабить тревоги, связанные с экономикой и безопасностью.

США и ЕС должны дать чётко понять, что любая поддержка курдского сепаратизма с их стороны не может быть прецедентом для всех остальных. В мире уже существует более 190 стран, и появление новых государства не является простым и беспроблемным процессом. Каждая ситуация нуждается в тщательной оценке. Группы населения имеют полное право участвовать в определении своего будущего, но они не могут принимать решения сами по себе. Курды Ирака продемонстрировали всем свои предпочтения; отказ воспринимать их цель серьёзно не станет шагом к справедливости и устойчивости.

http://prosyn.org/TcH2GGv/ru;
  1. Chris J Ratcliffe/Getty Images

    The Brexit Surrender

    European Union leaders meeting in Brussels have given the go-ahead to talks with Britain on post-Brexit trade relations. But, as European Council President Donald Tusk has said, the most difficult challenge – forging a workable deal that secures broad political support on both sides – still lies ahead.

  2. The Great US Tax Debate

    ROBERT J. BARRO vs. JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS on the impact of the GOP tax  overhaul.


    • Congressional Republicans are finalizing a tax-reform package that will reshape the business environment by lowering the corporate-tax rate and overhauling deductions. 

    • But will the plan's far-reaching changes provide the boost to investment and growth that its backers promise?


    ROBERT J. BARRO | How US Corporate Tax Reform Will Boost Growth

    JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS | Robert Barro's Tax Reform Advocacy: A Response

  3. Murdoch's Last Stand?

    Rupert Murdoch’s sale of 21st Century Fox’s entertainment assets to Disney for $66 billion may mark the end of the media mogul’s career, which will long be remembered for its corrosive effect on democratic discourse on both sides of the Atlantic. 

    From enabling the rise of Donald Trump to hacking the telephone of a murdered British schoolgirl, Murdoch’s media empire has staked its success on stoking populist rage.

  4. Bank of England Leon Neal/Getty Images

    The Dangerous Delusion of Price Stability

    Since the hyperinflation of the 1970s, which central banks were right to combat by whatever means necessary, maintaining positive but low inflation has become a monetary-policy obsession. But, because the world economy has changed dramatically since then, central bankers have started to miss the monetary-policy forest for the trees.

  5. Harvard’s Jeffrey Frankel Measures the GOP’s Tax Plan

    Jeffrey Frankel, a professor at Harvard University’s Kennedy School of Government and a former member of President Bill Clinton’s Council of Economic Advisers, outlines the five criteria he uses to judge the efficacy of tax reform efforts. And in his view, the US Republicans’ most recent offering fails miserably.

  6. A box containing viles of human embryonic Stem Cell cultures Sandy Huffaker/Getty Images

    The Holy Grail of Genetic Engineering

    CRISPR-Cas – a gene-editing technique that is far more precise and efficient than any that has come before it – is poised to change the world. But ensuring that those changes are positive – helping to fight tumors and mosquito-borne illnesses, for example – will require scientists to apply the utmost caution.

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now