Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

benami159_Pool  Press Office of Iranian Supreme LeaderAnadolu AgencyGetty Images_soleimaniirangeneral Pool/Press Office of Iranian Supreme Leader/Anadolu Agency/Getty Images

Что меняет смерть Сулеймани?

ТЕЛЬ-АВИВ – Мы больше не живем в эпоху, когда войны объявляются официально. Удар американских беспилотников, убивший Касема Сулеймани, харизматичного командующего иранского спецподразделения «Аль-Кудс» – это лишь одно из важных событий в многолетней войне на многих фронтах, которую ведут США с союзниками против Ирана и его многочисленных марионеток.

В ходе этой необъявленной войны стороны использовали разную тактику, от целенаправленных убийств и кибератак до экономических санкций и разрушения инфраструктуры. В феврале 2008 года в результате совместной израильско-американской операции был убит Имад Мугния, начальник штаба и второй человек в командовании «Хезболлы», грозной проиранской группировки в Ливане. (В то время за спиной Мугнии действительно стоял Сулеймани). Позже Израиль, как подозревают, убил четырех иранских ученых-ядерщиков, а затем атаковал иранские ядерные объекты с помощью вредоносного компьютерного вируса (скорее всего, в результате совместной операции с США).

Со своей стороны Иран давно рассматривает еврейские общины за рубежом как законные цели. В 1994 году поддерживаемый Ираном отряд устроил взрыв в центре еврейской общины в Буэнос-Айресе, в результате чего 85 человек погибли и сотни были ранены. А сам Сулеймани, как полагают, организовал атаку террористов-смертников в 2012 году на пассажирском автобусе, перевозящем израильских туристов в Бургасе (Болгария).

Стесненный санкциями США после выхода администрации Трампа из ядерной сделки 2015 года в мае 2018 года, Иран начал войну на истощение против западных интересов в нефтяной отрасли. Предполагают, что это он нанес удар по нефтяным объектам Саудовской Аравии в сентябре этого года и захватил нефтяные танкеры в открытом море. Но, самое главное, Иран выстраивает ось подчиняющихся ему сил, от Ливана через Сирию и Ирак и до Йемена.

Сулеймани был вдохновителем этой стратегии. Под его руководством Иран помог «Хезболле» укрепить свою ракетную мощь, решительно вмешался в сирийский конфликт на стороне президента Башара Асада, поддержал повстанцев-хути, которые вели войну против просаудовских сил в Йемене, и помог возрождению шиитского ополчения в Ираке. По словам Гади Эйзенкота, ушедшего в отставку с поста начальника генерального штаба Армии обороны Израиля в прошлом году, Сулеймани планировал собрать армию из 100 000 проиранских бойцов на границе Сирии с Израилем.

Из-за нежелания президента США Дональда Трампа продолжать войны на Ближнем Востоке США не сыграли большой роли в срыве грандиозных стратегических планов Ирана в регионе. Эта задача осталась на долю Израиля, который уже несколько месяцев наносит воздушные удары по иранским целям в Сирии и Ираке. Фактически преемник Эйзенкота Авив Кочави публично предупредил, что продолжающиеся со стороны Израиля действия по самообороне могут привести к полномасштабной войне.

Subscribe now
Bundle2020_web

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Трамп отказался от возмездия за то, что Иран сбил американский беспилотник в июне 2019 года. Но, похоже, он изменил свою позицию после смерти американского гражданина в результате нападения поддерживаемой Ираном группировки «Катаиб Хезболла» на иракскую военную базу в Киркуке, случившегося в декабре. Сначала США отреагировали нападением на шиитских боевиков в Ираке и Сирии, на что Сулеймани ответил организацией «стихийной» толпы, которая ворвалась на территорию посольства США в Багдаде. В свете этих событий США организовали удар, в результате которого погибли Сулеймани и его соратник Абу Махди аль-Мухандис, высокопоставленный лидер «Катаиб Хезболлы», в качестве превентивного шага для предотвращения дальнейших иранских атак на американские цели.

К чему это все приведет? С одной стороны, смерть Сулеймани вряд ли изменит положение дел. «Исламское государство» не распалось после смерти своего основателя Абу Бакра аль-Багдади. Аналогично Хезболла стала только более сильной и опасной с тех пор, как ЦРУ и Моссад в 2008 году убили Мугнию, то же произошло и с «Хамасом» после того, как Израиль убил одного из его основателей, Ахмеда Ясина, в 2004 году.

С другой стороны, США нанесли серьезный удар по больному месту Ирана. Как воплощение региональной стратегии режима, Сулеймани имел для Исламской Республики символическое значение, уступающее, вероятно, только значению Верховного лидера Али Хаменеи. По словам Хаменеи, он был «живым мучеником революции». Его кандидатура давно намечалась на более высокие политические посты, и заменить его будет нелегко.

Тем не менее, ни США, ни Иран не заинтересованы в тотальной войне. Безусловно, Иран не может не отомстить, хотя бы для того, чтобы поддержать моральный дух своих помощников и марионеток. Но его реакция должна быть тщательно продуманной, чтобы избежать провоцирования неконтролируемой эскалации. В противном случае режим будет играть на руку премьер-министру Израиля Биньямину Нетаньяху, который всегда не прочь втянуть США в войну от имени Израиля. Непропорциональная реакция может также привести к вытеснению Ирана из Сирии, что вряд ли является лучшим способом сохранить региональное наследие Сулеймани.

Да, в Тегеране много радикалов и сторонников жесткой линии. Но они не обязательно лишены рациональности. Сегодняшний ответ Ирана на вызов, брошенный Трампом, заключается в том, чтобы держать конфликт под контролем до президентских выборов в США в ноябре в надежде, что в Белый дом вернется демократ и возобновит ядерную сделку.

Что касается Трампа – и несмотря на предупреждение министра обороны США Марка Эспера о том, что «игра изменилась», – целенаправленное убийство, похоже, не является отходом от часто декларируемого им неприятия военного вмешательства. Наоборот, это, по-видимому, в точности соответствует его предпочтениям, потому что позволяет ему хвастаться своему электорату собственной смелостью и решительностью. Как звезда реалити-шоу, Трамп знает, что убийство очень заметной персоны гораздо больше впечатляет средства массовой информации, чем воздушный налет на военную базу, при котором имена погибших никому не известны, а тем более операция, в которой армия США подвергается риску.

https://prosyn.org/VkKg3b8ru;