Преступники мысли в Иране

Мой друг, ученый и мыслитель Киан Таджбахш, находится в тюрьме в Иране за то, что он ученый и мыслитель. К нему не допускают адвоката и посетителей с момента его заключения по обвинению в шпионаже и подрывной деятельности. Одним словом, в сегодняшнем Иране, ученые и мыслители являются новыми террористами.
Как в гитлеровской Германии и сталинской России, носители идей, информации и эмоций являются врагами в Иране президента Махмуда Ахмадинежада, особенно если такие люди работают на иностранные организации. И, благодаря примеру Ирана, эта тенденция наблюдается во всем мусульманском мире.
Таджбахш – ученый с мировым именем, занимающийся общественными науками и городским планированием и имеющий двойное иранское и американское гражданство – гниет в тегеранской тюрьме "Эвин", печально известной документированными случаями пыток и жестокости в обращении с заключенными, с 11-го мая.
Я был шокирован на прошлой неделе, увидев его на иранском телевидении, бледного и худого, делающего ложное признание, которое заставило бы покраснеть советских прокуроров. Тихий, скромный, хорошо воспитанный и заботливый человек с чудесным чувством юмора, Таджбахш изображается иранским правительством как голодный волк, готовый растерзать режим.
Таджбахш был арестован вместе с другими ведущими ирано-американскими учеными, включая Хале Эсфандиари из Вашингтонского Международного центра для ученых им. Вудро Вильсона. Эсфандиари – 67 летняя бабушка; подходящий возраст для начала деятельности по подрыву иранского государства. Ее адвокату, лауреату Нобелевской премии мира Ширин Эбади, было отказано в доступе к ней. Тем временем, журналисту Парназу Азима запрещено покидать Иран.
Как ученый Таджбахш не может расчитывать на просьбы о его освобождении к иранскому правительству со стороны мировых знаменитостей. Вместо этого он получил поддержку со стороны других ученых и мыслителей, таких как 3400 членов PEN American Center – организации писателей, борющейся за свободу слова. 14000 членов Американской социологической ассоциации также обратились с просьбой о его освобождении.
Можно было бы подумать, что послужной список Таджбахша в Иране исключит возможность любого обвинения в измене. Он был консультантом по городскому планированию при нескольких иранских министерствах и помогал правительству в крупных восстановительных проектах после разрушительного землетрясения, уничтожившего древний город Бам в 2003 году. В 2006 году он завершил трехлетнее изучение местного управления в Иране – едва ли подходящий материал для организации революции и смены режима.
Но Таджбахш также был консультантом при Фонде Сороса, который, согласно правительству Ахмадинежада, ведет деятельность, направленную против ислама. Эта идея просто смешна. На самом деле, к числу множества вкладов Фонда в исламские страны относится помощь после катастрофических стихийных бедствий в Пакистане и Индонезии, поставка медикаментов палестинцам в условиях блокады, и предоставление возможности ученым и интеллектуалам учиться друг у друга посредством перевода и публикаций трудов с английского на местные языки и наоборот.
Что делает заключение Таджбахша по-настоящему печальным, так это то, что Иран представляет собой одну из древнейших в мире цивилизаций. Персы легко взаимодействовали с египтянами, греками и римлянами, делясь с Западом своими знаниями, открытиями и искусством управления государством. Образ персов в вышедшем недавно фильме "300" просто ошибочен. Более того, иранцы-мусульмане всегда уважали свою предысламскую цивилизацию. Поэтому исламские революционеры в 1979 году сохранили зороастрийские храмы огня.
В мусульманскую эпоху Иран был родиной нескольких величайших поэтов, писателей и ученых. Но это не было бы возможным, если бы древние мусульманские правители Ирана не разрешали свободу науки, свободу выражения и обмена идеями, что совершенно отсутствует в сегодняшней Исламской республике.

Другие автократичные правители в мусульманском мире берут пример с Ирана, преследуя интеллектуалов, журналистов, юристов, женщин-активисток и всех, у кого есть идеи и кто хочет поделиться ими с другими. Для таких мусульманских правителей интеллектуалы являются новыми глобальными террористами, бомбардирующими их режим интеллектуализмом. И мой друг Киан Таджбахш, сидящий в одиночестве в своей камере в тюрьме "Эвин" и размышляющий над тем, что он сделал неправильно, является наглядным примером этой новой формы репрессий.

To continue reading, please log in or enter your email address.

Registration is quick and easy and requires only your email address. If you already have an account with us, please log in. Or subscribe now for unlimited access.

required

Log in

http://prosyn.org/ym9TXRJ/ru;
  1. An employee works at a chemical fiber weaving company VCG/Getty Images

    China in the Lead?

    For four decades, China has achieved unprecedented economic growth under a centralized, authoritarian political system, far outpacing growth in the Western liberal democracies. So, is Chinese President Xi Jinping right to double down on authoritarianism, and is the “China model” truly a viable rival to Western-style democratic capitalism?

  2. The assembly line at Ford Bill Pugliano/Getty Images

    Whither the Multilateral Trading System?

    The global economy today is dominated by three major players – China, the EU, and the US – with roughly equal trading volumes and limited incentive to fight for the rules-based global trading system. With cooperation unlikely, the world should prepare itself for the erosion of the World Trade Organization.

  3. Donald Trump Saul Loeb/Getty Images

    The Globalization of Our Discontent

    Globalization, which was supposed to benefit developed and developing countries alike, is now reviled almost everywhere, as the political backlash in Europe and the US has shown. The challenge is to minimize the risk that the backlash will intensify, and that starts by understanding – and avoiding – past mistakes.

  4. A general view of the Corn Market in the City of Manchester Christopher Furlong/Getty Images

    A Better British Story

    Despite all of the doom and gloom over the United Kingdom's impending withdrawal from the European Union, key manufacturing indicators are at their highest levels in four years, and the mood for investment may be improving. While parts of the UK are certainly weakening economically, others may finally be overcoming longstanding challenges.

  5. UK supermarket Waring Abbott/Getty Images

    The UK’s Multilateral Trade Future

    With Brexit looming, the UK has no choice but to redesign its future trading relationships. As a major producer of sophisticated components, its long-term trade strategy should focus on gaining deep and unfettered access to integrated cross-border supply chains – and that means adopting a multilateral approach.

  6. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now