0

«Жесткий» выбор Ирана


Избрание на пост президента Ирана сторонника жесткого курса мэра Тегерана Махмуда Ахмадинежада, скорее всего, приведет к ухудшению отношений с Западом и к международной изоляции страны. Однако с точки зрения внутренней ситуации, исламистскому режиму при нем, скорее всего, будет лучше, чем в случае более умеренного результата.

Ахмадинежад явно имеет реальную базу поддержки. Но тот факт, что его предвыборная кампания носила популистский характер, что он говорил о помощи бедным, осуждал деятельность правительства и действовал почти как оппозиционный кандидат, не имеет значения: он представляет собой выбор режима и, в конечном счете, он получил официальную помощь в борьбе против своих соперников, даже кандидатов из числа сторонников жесткого курса.


Режим прекрасно разыграл свою карту. Он превратил слегка более прагматичного Хашеми Рафсанжани, который не соглашался с некоторыми аспектами нынешней политики, в фигуру «истэблишмента», а своего собственного ставленника в бунтовщика. Правительство, таким образом, использовало направленные против истэблишмента настроения для оживления собственного правления. Тот факт, что последний президент Мухаммад Хатами был сторонником реформистского движения – хоть и робким и, в конечном счете, ничего не достигнувшим – только подчеркивает, как основательно правители изменили политическую ситуацию в стране.


Ахмадинежад является представителем более молодого поколения активистов в антишахской революции двадцатипятилетней давности. Он был напрямую вовлечен в удерживание американских заложников в Иране, хотя в какой степени до сих пор остается предметом споров. Наибольшие беспокойства вызывает тот факт, что он тесно связан с двумя основными группами, представляющими наиболее экстремистские элементы в Иране: Корпус исламской революционной гвардии и организация «Басидж». Первая является вооруженной группой, находящейся на стороне режима, вторая – это организация для устрашения оппонентов и всех, кто стремится к более открытому обществу.