«Жесткий» выбор Ирана


Избрание на пост президента Ирана сторонника жесткого курса мэра Тегерана Махмуда Ахмадинежада, скорее всего, приведет к ухудшению отношений с Западом и к международной изоляции страны. Однако с точки зрения внутренней ситуации, исламистскому режиму при нем, скорее всего, будет лучше, чем в случае более умеренного результата.

Ахмадинежад явно имеет реальную базу поддержки. Но тот факт, что его предвыборная кампания носила популистский характер, что он говорил о помощи бедным, осуждал деятельность правительства и действовал почти как оппозиционный кандидат, не имеет значения: он представляет собой выбор режима и, в конечном счете, он получил официальную помощь в борьбе против своих соперников, даже кандидатов из числа сторонников жесткого курса.


Режим прекрасно разыграл свою карту. Он превратил слегка более прагматичного Хашеми Рафсанжани, который не соглашался с некоторыми аспектами нынешней политики, в фигуру «истэблишмента», а своего собственного ставленника в бунтовщика. Правительство, таким образом, использовало направленные против истэблишмента настроения для оживления собственного правления. Тот факт, что последний президент Мухаммад Хатами был сторонником реформистского движения – хоть и робким и, в конечном счете, ничего не достигнувшим – только подчеркивает, как основательно правители изменили политическую ситуацию в стране.

To continue reading, please log in or enter your email address.

To continue reading, please log in or register now. After entering your email, you'll have access to two free articles every month. For unlimited access to Project Syndicate, subscribe now.

required

By proceeding, you are agreeing to our Terms and Conditions.

Log in

http://prosyn.org/yNRHq0y/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.