15

Чего стоит ожидать от ядерного соглашения с Ираном

Нью-Йорк – Существует вероятность того, что после 60 дней интенсивных дискуссий в Вашингтоне и, предполагается, в Тегеране, соглашение под названием «Совместный Комплексный План Действий» (Joint Comprehensive Plan of Action, JCPOA), подписанное 14 июля Ираном и пятеркой постоянных членов Совета Безопасности ООН, а также Германией (Р5+1), вступит в силу. Но никому не следует путать этот результат с решением проблемы ядерных амбиций Ирана или его вклада в продолжающиеся проблемы на Ближнем Востоке. Наоборот, в зависимости от того, как план реализовать и исполнять, договор может усугубить нынешнее положение.

Я не имею в виду, что JCPOA не представляет собой никакого позитивного вклада. Это соглашение устанавливает потолок для следующего десятилетия на количество и качество центрифуг допущенных Ирану и позволяет стране иметь лишь небольшое количество низкообогащенного урана на ближайшие 15 лет. Соглашение также устанавливает, по словам президента США Барака Обамы механизм проверок «в случае необходимости», которое может проверить, справляется ли Иран с требованиями договора.

Конечным результатом является то, что соглашение должно удлинить период, который потребуется Ирану для производства одной или более ядерных вооружений от нескольких месяцев до года, делая более вероятным то, что такие усилия будут обнаружены вовремя. Перспектива того, что JCPOA может оставить Ирана без ядерного оружия в течение 15 лет является его главной достопримечательностью. Санкции сами по себе не смогли бы проделать это, а помощь военной силы повлекла бы за собой значительный риск с неясными результатами.

С другой стороны (а в дипломатии всегда есть вторая сторона), соглашение позволяет Ирану сохранить гораздо больше ядерных учреждений и запасов, чем необходимо для того чтобы просто участвовать в гражданских исследованиях и продемонстрировать символическую способность обогащать уран. Соглашение также дает Ирану большое облегчение от экономических санкций, которое даст правительству возможность помогать опасным прокси по всему Ближнему Востоку: поддерживать сектантское правительство в Багдаде и сирийского президента Башара Аль-Асада.