16

Что Обама сделал не так в отношении Ирана

ИЕРУСАЛИМ – «За» и «против» соглашения с Ираном по его ядерной программе будут широко обсуждаться на протяжении следующих двух месяцев, в преддверии голосования по нему в Конгрессе США. Но судить о так называемом «Совместном комплексном плане действий» нужно по его реализации, а на нее уйдут годы.

Тем не менее два момента ясны уже сейчас. Во-первых, самыми слабыми положениями СКПД – громоздкими и допускающими различные интерпретации – являются положения об исполнении и проверке. Так что некоторый скептицизм по поводу реализации вполне уместен.

Во-вторых, – и это будет ощущаться раньше, – само достижение соглашения между Ираном и пятью постоянными членами Совета безопасности ООН плюс Германией (П5+1) уже начало оказывать влияние на баланс сил в регионе. Возникает законный вопрос: осознавали ли вообще западные участники переговоров (и особенно США), к каким геополитическим последствиям приведет сделка?

Даже на нынешнем раннем этапе очевидно, что соглашение увеличило силу Ирана в регионе. Сирийский режим президента Башара Асада, выражающий интересы алавитского меньшинства, расточал ему хвалу, правильно осознав, что укрепление международной легитимности и финансовых ресурсов дадут возможность шиитскому Ирану оказывать Асаду более сильную поддержку. Другой крупнейший региональный союзник Асада, ливанская «Хезболла» (которую США считают террористической организацией), также поддерживает сделку. Путинская Россия тоже довольна тем, что США оказали ей помощь, пусть и косвенную, в укреплении власти Асада.