FABRICE COFFRINI/AFP/Getty Images

Нужна ли общность ценностей для международного сотрудничества?

ОКСФОРД – Эскалация торговых споров и разногласия на июньском саммите «Большой семёрки» демонстрируют совершенно очевидный сбой в системе глобального управления. Больше нельзя рассчитывать на то, что США будут придерживаться, а тем более добиваться соблюдения, существующих правил, а от остальных стран больше нельзя ожидать готовности согласовывать, а тем более соблюдать, единый комплекс норм. Означает ли это, что основанный на правилах мировой порядок обречён?

На протяжении семи десятилетий демократические ценности служили основой усилий США и Европы по углублению международного сотрудничества. После завершения Холодной войны, когда Запад объявил о победе либеральной демократии, лидеры США и Европы часто ссылались на «общность ценностей» в таких организациях, как НАТО и «Большая семёрка» (она была «Большой восьмёркой», пока в 2014 году из неё не исключили Россию за нарушение тех самых ценностей в Украине).

Но мир изменился. России больше не нужно быть частью клуба «победителей» в Холодной войне, чтобы отстаивать свои геостратегические интересы. А Китай вообще никогда не был членом этого клуба, но сумел подняться до статуса крупнейшей мировой державы. Эти страны, а также другие крупные страны развивающегося мира, всё активнее оспаривают геополитическое доминирование Запада, который пребывал в уверенности, что оно ему гарантировано.

Впрочем, ещё более мощный вызов брошен Западу изнутри: политические силы, выступающие против истеблишмента, получают поддержку в США и Европе, оспаривая давно утвердившиеся ценности и формы сотрудничества.

Конечно, Запад не отказался от идеи общих ценностей, даже несмотря на британское голосование за Брексит, а также одностороннюю дипломатию и введение торговых пошлин США под руководством президента Дональда Трампа. Когда Трамп попытался запретить гражданам семи стран с мусульманским большинством въезжать на территорию США, канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что данная мера «не оправдана». Они говорила об этом на совместной пресс-конференции с премьер-министром Швеции Стефаном Лёвеном, который также назвал данный шаг «крайне прискорбным». Лёвен подчеркивал, что у Швеции и Германии «общие фундаментальные ценности», и указывал на «важную роль Евросоюза в деле защиты ценностей и прав человека». Меркель, со своей стороны, ссылалась на важность общих ценностей при решении таких проблем, как, например, международный терроризм.

Но для европейских держав будет совершенной глупостью верить в то, что они могут опираться на общность ценностей для достижения международного сотрудничества, равно как для Запада было глупостью верить в то, что вступление во Всемирную торговую организацию может каким-то образом превратить Китай в либеральную демократию. Европейские страны вряд ли сумеют убедить Китай, Россию или администрацию Трампа принять их мировоззрение.

Subscribe now

Exclusive explainers, thematic deep dives, interviews with world leaders, and our Year Ahead magazine. Choose an On Point experience that’s right for you.

Learn More

Это не означает, что международное сотрудничество стало невозможным. И тем более, это не означает, что у стран уже нет иного выбора, кроме как приготовиться к грядущей эре разваливающихся альянсов, прокси-конфликтов или даже войн. Напротив, это означает, что сотрудничество должно опираться не на общность ценностей, а на общность долгосрочных стратегических интересов. Для стран мира главной задачей теперь становится определение, в чём именно заключаются их долгосрочные стратегические интересы; как они пересекаются (или не пересекаются) с интересами других стран; какие системы взаимного примирения могли бы помочь отстаиванию этих интересов.

При оценке общих интересов очевидной сферой, вызывающей озабоченность, является внешняя торговля. Решение Трампа о введении пошлин на импорт стали и алюминия, несомненно, пользуется популярностью у – как минимум – части его базового электората, но оно вызвало негодование у ближайших союзников Америки, которые уже начали принимать ответные меры.

Экономисты прогнозируют, что пошлины, вводимые администрацией Трампа, приведут к потере более 400 тысяч рабочих мест в США, то есть к потере 16 рабочих мест на каждое рабочее место, сохранённое на предприятиях по производству стали и алюминия. Такой подход явно не соответствует чьим-либо долгосрочным стратегическим интересам, даже если он и приносит краткосрочные политические выгоды.

Формулируя стратегические интересы, государства должны также обратить внимание на технологии. Компании Google и Alibaba сейчас конкурируют за привлечение лучших компьютерных инженеров мира (многие из них – европейцы), чтобы выиграть в гонке по установлению контроля над мировыми данными, созданию квантового компьютера (он станет основой нового поколения систем шифрования), а также разработке более прибыльных методов применения искусственного интеллекта.

Европейцы стали зависимы от подобных компаний, однако все они находятся либо в Китае, либо в США. Тем временем, Европа больше занята внедрением общих ценностей в технологическом секторе (путём ужесточения регламентов по защите персональных данных), чем разработкой долгосрочной стратегии, которая позволит ей стать конкурентоспособной. Выработка такой стратегии помогла бы Европе определить области для поиска взаимных компромиссов.

Третьей направление с потенциалом для стратегического сотрудничества – это программы помощи развитию и инвестиций в беднейшие и наиболее неблагополучные страны мира. Такое сотрудничество очень важно для борьбы с терроризмом, торговлей людьми, миграцией. Но и здесь многие страны действуют вопреки собственным интересам: США и Европа сокращают бюджеты международной помощи и пытаются контролировать иммиграцию на границе.

Тем временем, Китай осуществляет крупнейшие инвестиции в беднейшие страны, хотя используемые им методы в США и Европе подвергаются анафеме. Если США и Европа подходят к вопросам развития с точки зрения снижения уровня бедности и повышения качества управления, то для Китая, действующего в рамках своей промышленной политики, приоритетом является поддержка строительства инфраструктуры. Китай приобретает инфраструктуру даже в столкнувшихся с трудностями странах еврозоны, например, Португалии и Греции, что свидетельствует об отсутствии стратегического мышления у Европы.

Однако никакие подходы не позволят добиться успех без взаимных компромиссов. Таковы выводы, представленные в апреле совместной комиссией Оксфордского университета и Лондонской школы экономики по вопросам устойчивости, экономического роста и развития государств (председателем комиссии был бывший премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон). Как говорится в докладе комиссии, все крупнейшие державы должны выбирать более прагматичные и толерантные подходы, акцентируя внимание не на длинном списке невыполнимых задач, а на локальных нуждах и возможностях.

Многообещающим шагом на пути к достижению стратегических компромиссов стало учреждение Китаем Агентства международного сотрудничества, которое займётся амбициозной инициативой страны «Пояс и дорога». Задача этого нового органа в том, чтобы программы помощи начали «играть важную роль в дипломатии великих держав». США и Европе теперь придётся активней формулировать собственные долгосрочные стратегические задачи и искать новые пути для развития сотрудничества на международном уровне.

Международные системы достижения компромиссов, способствующие реализации общих интересов, возможны. И если существующие международные организации перестали вызывать достаточное доверие, чтобы им можно было поручить данную функцию, тогда США и Европе вполне могут понадобиться новые внутренние структуры. Например, бывший госсекретарь США Генри Киссинджер предложил создать постоянную должность в Белом доме для управления отношениями с Китаем. Поскольку глобальное управление, основанное на ценностях, продолжает разваливаться, необходимость в подобных механизмах для сохранения дальнейшего взаимодействия становится особенно актуальной.

http://prosyn.org/75Bu8uU/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.