0

Демократический ислам Индонезии

НЬЮ-ЙОРК. Визит в Джакарту “Барри Обамы” (как его звали, когда он проживал в Индонезии), а теперь президента Соединенных Штатов, приурочен, помимо многого другого, к прославлению достижений самой крупной в мире страны, в которой проживает мусульманское большинство. За 12 лет с момента перехода к демократии Индонезия регулярно проводила местные и национальные выборы, создала функционирующий свободный рынок и усилила культуру толерантности в отношении христианского, индуистского, буддистского и китайского меньшинства.

Из десяти членов Ассоциации стран Юго-Восточной Азии только Индонезия имеет рейтинг “свободы” от Дома Свободы. Преимущественно католические Филиппины, буддистский Таиланд и конфуцианский Сингапур отстают от Индонезии в предоставлении своему населению базовых демократических прав. Поэтому американские стратеги смотрят на Индонезию как на модель для остального мусульманского мира. Но какой урок можно вынести из индонезийской демократии?

Самый важный урок заключается в том, что исламские организации могут стать главной опорой толерантного гражданского общества. Мухаммадия и Надлатул Улама (NU), народные исламские институты, насчитывающие 30 и 40 миллионов членов соответственно,  заведуют более чем 10 000 школами и сотнями больниц, а также руководят молодежными организациями и поддерживают движения женщин. Обе имеют связи с политическими партиями, большинство из которых последовательно высказывались в пользу демократии и против исламского государства.

Действительно, Сиафии Маариф, бывший председатель Мухаммадии, привел религиозные аргументы, основанные на Коране, против слепого подчинения исламской классической юриспруденции. Абдуррахман Вахид, бывший председатель NU, десятилетиями был приверженцем уважения к религиозному плюрализму и опорой при создании демократической оппозиции авторитарному лидеру Сухарто. Еще один исламский интеллектуал, Нурхолиш Маджид, призывал к “десакрализации” политики в 1970-е годы, поддерживал истинную многопартийную демократию в 1990-е годы и лично убедил Сухарто уйти с поста в 1998 году.