Newspapers and magazines on display at a newsstand Rajkumar/Mint via Getty Images

Таблоидная Индия

НЬЮ-ДЕЛИ – В феврале этого года, в возрасте 54-х лет, суперзвезда Болливуда Шридеви Капур утонула в ванне в отеле Дубая. Освещение её трагической смерти в прессе стало очередной демонстрацией всех отрицательных качеств индийских СМИ. Шридеви совершила потрясающе успешное возвращение на киноэкраны после 15-летней паузы, сыграв в двух мегахитах за последние шесть лет. Она вела скромную, приличную жизнь со своей семьёй – мужем, кинопродюсером Бони Капуром, и дочками подросткового возраста. Она не одевалась и не вела себя так, чтобы служить кормом для таблоидов и провоцировать сенсационные спекуляции.

Exclusive insights. Every week. For less than $1.

Learn More

Тем не менее, смерть Шридеви стала темой отвратительных публикаций и программ, особенно на телевидении, о том, что же могло произойти за закрытой дверью её ванной комнаты. Один из телеведущих даже инсценировал попытку утонуть в ванне. А политик, знаменитый своей страстью к любым теориям заговора, зашёл настолько далеко, что предположил здесь некий обман.

Добро пожаловать в удивительную информационную среду Индии, где четвёртая власть одновременно играет роль и свидетеля, и прокурора, и судьи, и присяжного, и палача. Слишком большое число каналов 24 часа в сутки и 7 дней в неделю конкурируют за одни те же пары глаз, а также за целевые рейтинги (TPR), поэтому телевизионные новости уже давно отказались от каких-либо претензии на обеспечение общественной услуги. Вместо этого они откровенно отдают предпочтение сенсационности, а не содержательности. Индийское телевидение стало буквальным воплощением старой шутки с игрой слов: «Почему телевидение называют medium (по-английски medium означает одновременно «средство массовой информации» и «средний уровень прожаренности стейка»)? – Потому что оно ни rare («редкий» и «слабый уровень прожаренности стейка»), ни well done («качественно сделанный» и «сильный уровень прожаренности стейка»)».

С печатными СМИ ситуация не сильно лучше. Газеты сейчас конкурируют в быстроменяющемся и переполненном игроками медиа-ландшафте. Здесь не они, а телевидение задаёт темп. Каждое утро газеты должны заинтересовать читателей, которые вчера уже видели новости по ТВ. Вместо того чтобы предоставлять контекст, глубину и анализ, газеты взрываются заголовками, стимулирующими страсти и негативные эмоции.

Результаты беспокоят, мягко говоря. Передавать в эфир мнения – это самый дешёвый способ заполнить часы вещания, при этом разглагольствующие ведущие получают самые высокие рейтинги. Это ещё больше повышает мотивацию заниматься сенсационными спекуляциями, какими бы безосновательными они ни были. Именно так произошло в случае с Шриведи.

В более фундаментальном смысле, стремление победить ТВ за счёт сенсационных публикаций ослабило стимулы журналистов к выполнению необходимой подготовительной работы – расследования историй и проверки делающихся заявлений. Такая эрозия профессиональных стандартов зачастую превращает газеты в добровольных соучастников тех, кто занимается манипуляциями с помощью «утечек» и злонамеренных голословных утверждений. Видеть разницу между фактами, мнениями и спекуляциями, между репортажами и слухами, между информацией от источников и безосновательными утверждениями – это то, что вдалбливают в головы студентов-журналистов во всём мире. Но эти различия стали не нужны современной индийской прессе.

Бесцеремонное отношение к фактам усугубляется упорным нежеланием публиковать опровержения. В результате, яркое пламя сенсационных и непроверенных заголовков начинает наносить неописуемый ущерб. Если же опровержения всё же публикуются, они оказываются либо слишком неубедительными, либо появляются слишком поздно, чтобы можно было восстановить репутацию невинных людей.

Я испытал эти негативные черты индийских СМИ на себе, регулярно получая порции спекуляций, слухов, обвинений (или даже чего похуже) на протяжении уже четырёх лет, прошедших после трагической смерти моей жены. Вместо того чтобы демонстрировать сдержанность и осторожность, что следовало бы ожидать от ответственной прессы, освещающей вопросы жизни и смерти, журналисты легко бросались необоснованными обвинениями в убийстве или импульсивном суициде.

Процесс, устроенный СМИ по поводу смерти моей жены, подпитывался политически мотивированными утечками и тянулся бесконечно долго. Он превратился в спектакль с вуайеристскими ток-шоу на телевидении, где обсуждались обвинения и предположения, которые делались без каких-либо доказательств или хотя бы элементарных расследований. Злорадные утверждения публиковались без критических оценок, а редакторы оказались не способны задать самые элементарные вопросы по поводу их правдивости. И мой опыт не является уникальным.

Неудивительно, что доверие к индийским СМИ падает. Мой знакомый ёмко сформулировал эту проблему: «Когда я был маленький, мой отец не верил ничему, если это не было напечатано в газете Times of India. Теперь он не верит ничему, если это было напечатано в Times of India».

Всё это должно тревожить здравомыслящих индийцев, потому свободная пресса является источником жизненных сил нашей демократии. Свободная пресса – это одновременно и строительный раствор, удерживающий на месте кирпичи свободы нашей страны, и открытое окно, встроенное в стену из этих кирпичей.

СМИ должны обеспечивать свободным гражданам возможность принимать информированные решения о тех, кто ими управляет, и о том, как они это делают. Критически относясь к действиям (или бездействию) победивших на выборах политиков, они должны гарантировать, что люди, находящиеся у власти, продолжают нести ответственность перед теми, кто их туда избрал.

Вместо этого индийские СМИ сегодня постоянно рассказывают об однодневных сенсациях, не оказывающих никакого влияния на благосостояние общества. Они постоянно фокусируются на поверхностном и сенсационном. Тем самым, они снижают качество дискуссий в обществе и отказываются от своих обязанностей помощников и защитников демократии. Я совершенно не призываю к контролю за свободной прессой (ни один индийский демократ не выступил бы с таким призывом). Речь идёт о требовании повысить качество журналистики.

Правительство нуждается в свободных и профессиональных СМИ, которые требуют от него честности и эффективности, служа одновременно и зеркалом, и скальпелем. Тупой топор не принесёт обществу пользы. Если Индия хочет, чтобы её серьёзно воспринимали как ответственного глобального игрока и как образцовую демократию XXI века, мы должны отнестись к самим себе серьёзно и вести себя ответственно. И хорошо было бы начать с нашей журналистики, ведь это лицо Индии, которое хорошо видно другим, и по которому – справедливо или нет – о нас судят.

http://prosyn.org/YSS9vyE/ru;

Handpicked to read next