0

Многосторонняя финансовая мобилизация Китая

ЛОНДОН – Совет директоров Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) недавно одобрил заявку Китая на вступление в число акционеров банка – работа над заявкой велась около десяти лет – и передал её на окончательное одобрение правительствами стран-акционеров. Впрочем, членство в ЕБРР является лишь одним из проявлений быстро возрастающей роли Китая в международных финансовых институтах. Вопрос теперь в том, станет ли мотором перемен Китай в этих институтах, или наоборот.

Глобальный финансовый кризис поколебал международную финансовую архитектуру, застав врасплох многие институты. К примеру, Международный валютный фонд стремился серьёзно сократить свою активность в предшествовавшие кризису годы. Но кризис также помог проявить им свой характер. Многие из институтов – не только МВФ, но также ЕБРР и Европейский инвестиционный банк – в итоге продемонстрировали способность к гибкому реагированию и, в результате, получили расширенные мандаты и дополнительный капитал.

Кризис также подорвал легитимность «Большой семёрки», объединяющую страны, которые стали источником проблем, одновременно придав свежие силы «Большой двадцатке». На фоне этих трансформаций Китай получил возможность для расширения глобального влияния – и он твёрдо намерен её использовать, несмотря на сопротивление отдельных стран. Например, Китай планирует использовать своё президентство в «Большой двадцатке» в 2016 году для продвижения амбициозной повестки дня.

Более того, участие Китая в проектах международного сотрудничества растёт невиданными ранее масштабами и темпами. Китай является членом многих многосторонних институтов, включая некоторых региональных игроков, например, Африканский банк развития (АБР) и Межамериканский банк развития (МАБР). С их помощью Китай углубляет свои внешние отношения, в частности, путём совместных инвестиций в проекты по всему миру. К примеру, в прошлом году Китай существенно расширил сотрудничество с АБР, создав Фонд «Африка: Растём вместе» размером $2 млрд.