0

В тени Милошевича

Два года назад мир аплодисментами встретил объединение оппонентов Милошевича с целью свержения его диктатуры. Похоже, однако, что противостояние Милошевичу было единственным, что их удерживало вместе. Ведь с тех пор эти лидеры протеста, ныне пребывающие у власти, то и дело пытаются перегрызть друг другу горло.

Воислав Коштуница, действующий президент того, что осталось от Югославии, и «мягкий» националист, победивший по голосам Милошевича два года назад, выполняет заметную работу, связанную с выполнением многочисленных церемониальных обязанностей, но обладает незначительной реальной властью. Поэтому он решил сразиться лицом к лицу с кандидатом-реформистом Миролюбом Лабусом, вице-премьером, отвечающим за финансы, на президентских выборах в Сербии, состоявшихся 29 сентября. Поскольку Коштуница не получил 50% голосов плюс один голос от числа всех зарегистрированных избирателей, ему предстоит повторный тур выборов с Лабусом, который состоится 13 октября.

На этих выборах не было умных речей, горячих дебатов и остроумных лозунгов. Насилие также отсутствовало, чего не скажешь об оскорблениях. Например, Зоран Джинджич гиперактивный премьер-министр Сербии, поддерживающий Лабуса, назвал Коштуницу ленивым трутнем. Использование такого языка прискорбно, но это большой шаг вперед по сравнению с эрой Милошевича, когда и для режима, и для оппозиции было обычным делом обзывать своих оппонентов предателями, шпионами, и наймитами Запада.

Если абстрагироваться от оскорблений, то можно обнаружить, что и Коштуница, и Лабус имеют похожие умеренные предвыборные программы. Лабус призывает к проведению более быстрых экономических реформ и более склонен принять требования Запада относительно сотрудничества с Гаагским трибуналом. Коштуница также выступает за приватизацию и за уменьшение роли государства, но он больше обеспокоен коррупцией и протекционизмом в ходе продажи государственных предприятий. Хотя он и заявляет, что он проводит прозападную политику, он настаивает на том, чтобы экстрадиция обвиняемых военных преступников Сербской войны в Гаагу выполнялась в соответствии с сербскими законами.