0

Лицемерие в международных водах?

Тридцать лет назад австралийские китобойные суда, с благословения правительства, убивали кашалотов у западного побережья Австралии. В прошлом месяце Австралия возглавила выступления международной общественности против планов Японии убить 50 горбатых китов. В результате усилившегося на нее давления Япония заявила о том, что она отложит реализацию своего плана на год или два. Общественное мнение о китобойном промысле изменилось радикально, и при этом не только в Австралии.

Гринпис начал протестовать против охоты на китов, которой занимаются австралийские китобои, и правительство поручило Сиднею Фросту, отставному судье, провести соответствующее расследование. Как австралиец, у которого эта проблема вызывает серьезную озабоченность, и как профессор философии, который работает над этикой нашего отношения к животным, я привел в связи с этим свои аргументы.

 1972 Hoover Dam

Trump and the End of the West?

As the US president-elect fills his administration, the direction of American policy is coming into focus. Project Syndicate contributors interpret what’s on the horizon.

Я не привел довод о том, что убийство китов следует прекратить, так как киты в опасности. Я знал о том, что многие эксперты-экологи и специалисты по биологии моря сделали бы такое заявление. Вместо этого я привел довод о том, что киты - это социальные млекопитающие с большим мозгом, способные наслаждаться жизнью и чувствовать боль, и не только физическую боль, но также весьма вероятно, что они переживают потерю одного из своих сородичей.

Китов невозможно убивать гуманными методами – они слишком большие, и даже гарпуном со взрывчаткой трудно попасть им в то месте, в которое нужно. Более того, китобои не хотят использовать большое количество взрывчатого вещества, так как оно разорвало бы кита на куски, в то время как основная цель заключается в добыче ценного китового жира или мяса. Поэтому киты, в которых попали гарпуном, обычно умирают медленно и мучительно.

Причинять страдания невинным живым существам без очень веских на то причин – это неправильно. Если бы были такие вопросы жизни и смерти, которые люди могли бы решить только с помощью убийства китов, то, вероятно, с этической точки зрения охоту на китов можно было бы оправдать. Но такой веской причины, по которой нам нужно было бы убивать китов, не существует. Все, что мы получаем от китов, можно получить без проявления жестокости другими способами. Таким образом, убийство китов неэтично.

Фрост согласился. Он сказал, что не может быть никаких сомнений относительно того, что методы убийства китов бесчеловечны, - он даже описал их как "просто ужасные". Он также упомянул "реальную возможность того, что мы имеем дело с существом, которое обладает прекрасно развитым мозгом и наделено высокой степенью интеллекта. "Консервативное правительство премьер-министра Малькольма Фрезера согласилось с этой рекомендацией относительно того, что промысел китов должен быть прекращен, и вскоре Австралия стала нацией, отказавшейся от убийства этих млекопитающих.

Хотя Япония приостановила свой план убийства горбатых китов, несмотря на это китобойный флот Японии по-прежнему намеревается убить около 1000 других китов, в основном малых полосатиков, имеющих меньшие размеры. Япония оправдывает охоту на китов "научно-исследовательскими целями", так как правила Международной комиссии по промыслу китов позволяют странам-членам этой комиссии убивать китов для таких целей. Но, по-видимому, такие "научно-исследовательские цели" ставят своей задачей найти научное обоснование для возобновления коммерческого лова китов; поэтому если убийство китов неэтично, то отсутствует необходимость проводить такие научные исследования, и они сами по себе неэтичны.

Япония заявляет о том, что она хочет, чтобы обсуждение китобойного промысла проходило спокойно, на основе научных данных, без "эмоций". Японцы считают, что количество горбатых китов увеличилось в достаточной степени, и поэтому убийство 50 китов не создает угрозу исчезновения этого вида. Возможно, в этом узком смысле они и правы. Но никакие данные научных исследований не могут сказать нам о том, надо убивать китов или же нет.

На самом деле желание Японии продолжить промысел китов мотивировано "эмоциями" не в меньшей степени, чем выступлением защитников окружающей среды против этого. Употребление китового мяса в пищу не является чем-то необходимым для здоровья или для улучшения питания японцев. Это традиция, которую они хотят продолжить, по-видимому, по той причине, что некоторые японцы чувствуют c ней эмоциональную связь.

У японцев, однако, все-таки есть один аргумент, которые не так-то легко сбросить со счетов. Они заявляют о том, что западные страны выступают против охоты на китов, так как для них киты – это особый вид животных, такой же, как коровы для индусов. "Западным нациям", - говорят японцы, - не следует навязывать нам свои культурные верования".

Самый лучший ответ на этот аргумент заключается в том, что превратность причинения ненужных страданий живым существам, наделенных разумом, не присуща только какой-то конкретной культуре. Это является, например, одной из первых заповедей одной из основных этических традиций Японии – буддизма.

Fake news or real views Learn More

Но чтобы заявить об этом во весь голос, западные нации должны сами иметь сильную позицию в этом вопросе, так как они причиняют так много ненужных страданий животным. Австралийское правительство решительно выступает против охоты на китов, но, тем не менее, оно разрешает каждый год убивать миллионы кенгуру – это убийство, в результате которого страдает огромное количество животных. То же самое можно сказать о различных формах охоты в других странах, не говоря уже о страданиях, которые причиняют огромному количеству животных в крупных фермерских хозяйствах.

Убийство китов следует остановить, так как оно причиняет ненужные страдания социальным животным, наделенным интеллектом, которые способны наслаждаться своей собственной жизнью. Но против выдвигаемого японцами обвинения в предвзятом отношении к их культуре, западные страны не смогут сказать ничего весомого в ответ до тех пор, пока в их собственных странах они не решат проблемы, связанные с причинением бессмысленных страданий животным.