16

Как побеждают фейковые новости

ВАШИНГТОН – Реакцией на волну фейковых новостей, которые захлестнули прошедшую кампанию по выборам президента США, стало активное внимание к тем, кто создаёт и распространяет подобные статьи. Предполагается, что, если бы новостные СМИ сообщали только «факты», читатели и зрители всегда делали бы правильные выводы из каждой новости.

Но такой подход касается только одной половины уравнения. Да, нам нужны новостные организации, которые поставляют надёжную информацию. Но нам нужно, чтобы и те, кто её получает, были грамотными потребителями.

Десятилетиями правительство США поддерживало программы содействия независимым СМИ в авторитарных, лишённых ресурсов или недееспособных странах. Но все эти программы по умолчанию предполагают, что сама Америка обладает иммунитетом от проблем, с которыми сталкиваются люди в других странах, создавая или потребляя информацию. Мы в США думаем, что американские СМИ, опираясь на доходы от рекламы, будут и дальше процветать; что независимая журналистика – это норма; что большинство людей способны критически мыслить и разумно судить о той информации, которую они получают.

Но на самом деле, некоторые из уроков, которые мы выучили, оказывая поддержку активному сбору и распространению информации за рубежом, в равной степени релевантны и для США. На выборах 2016 года личные убеждения, определявшие решения миллионов избирателей, основывались не только на жизненном опыте и доступной информации, но и на том, как они осмысляли этот опыт и информацию. Личное отношение избирателей к производителям контента, их мотивы верить или не верить фактам, их навыки критического мышления, всё это определяло их интерпретацию информации и их действия на её основе.

Во время предвыборной кампании казалось, что большинство умников из основных СМИ просто игнорируют убеждения и точки зрения миллионов американцев, поэтому неудивительно, что миллионам американцев была неинтересна непрерывная болтовня этих умников. В глазах избирателей они были просто информационными пропагандистами, утратившими связь с реально важными проблемами. Мужчины и женщины, рассуждающие перед телекамерами, слишком далеки от заводов, офисов, баров, церквей, школ и больниц, где между телезрителями выстраиваются отношения, которые определяют их методы осмысления информации. Так называемая цифровая революция не сделала менее важным значение межчеловеческих связей при формировании мнения и реакции людей по поводу информации, которую они получают.

Отношения строятся на доверии, без которого невозможно гарантировать восприятие потребителями информации, ставящей под сомнение их глубокие убеждения. Однако, по данным опроса Gallup, лишь 32% американцев «вполне» или «более-менее» доверяют традиционным СМИ – это рекордно низкий уровень. И это серьёзная проблема, поскольку многие граждане игнорируют качественную информацию вместе с фейковой.

Как и в случае с любым другим товаром, методы потребления информация определяются экономическими и политическими возможностями, личными стимулами, институциональными и культурными нормами. Рабочие в Огайо, чьи зарплаты стагнируют, или безработные избиратели в Мичигане, чьи рабочие места мигрировали за рубеж, потребляют информацию под влиянием своего экономического положения. Неудивительно, что они зачастую выбирают такие источники информации (неважно надёжные они или нет), в которых критикуется глобализация и текущая бюджетная и экономическая политика.

Обильного предложения достоверной информации недостаточно для совершения правильного выбора; потребителям новостей нужны навыки критического мышления. Информация во многом похожа на еду, которую мы едим: мы должны знать её ингредиенты, когда и как она сделана, последствия её потребления в слишком больших количествах.

Потребуются, наверное, десятилетия, чтобы восстановить доверительные отношения между потребителями и основными СМИ. У информационных потребителей всегда будут предубеждения и мотивы предпочитать одну часть информации другой. Но несмотря на это, мы всё равно можем улучшить навыки критического мышления граждан, для того чтобы они знали, как выбирать заслуживающие доверия источники и преодолевать собственную предвзятость.

Культивирование навыков критического мышления требует времени и практики; именно поэтому сейчас невероятно важно инвестировать в образование. Некоторые модели, которые применялись за рубежом, могут сработать и в США. Например, в Украине недавний проект IREX мобилизовал библиотекарей с целью нейтрализовать вредное влияние пропаганды, финансируемой Кремлём. Пятнадцать тысяч украинцев обучались конкретным навыкам – противодействие эмоциональному манипулированию, проверка достоверности источников и идентификации, выявление платного контента и языка вражды, разоблачение фейковых видео и фото.

Результаты оказались впечатляющими: участники проекта улучшили свою способность отличать новости, заслуживающие доверия, от фейковых новостей на 24%. Более того, впоследствии они стали обучать новые сотни людей выявлению дезинформации, что привело к умножению общего эффекта данной инициативы.

С достаточно умеренными инвестициями мы можем сделать обучение этим навыкам стандартной практикой в школьной программе. Кроме того, филантропы могут создавать или поддерживать инициативные организации на местах, которые работают с гражданами и помогают им улучшить способность критически потреблять информацию.

Точная информация и навыки критического мышления являются незаменимыми компонентами демократии. Мы не может считать их чем-то само собой разумеющимся, даже в Америке. Ведь именно так и побеждают фейковые новости.