2

Как помочь Ближнему Востоку

БЕЙРУТ – Сегодня в Ливане, все симптомы нынешнего кризиса на Ближнем Востоке налицо. Вновь прибывшие беженцы из Сирии и Ирака присоединяются к уже давно осевшим палестинским беженцам. В стране, не имеющей президента в течение двух лет, конкурирующие политические группировки, отражающие растущую вражду между иранскими и саудовскими сторонниками, ослабляют внутреннее управление. Политическая коррупция принимает угрожающие размеры. От мусора не всегда получается избавиться.

Но Ливан, также показывает признаки устойчивости. Инвесторы и предприниматели рискуют, чтобы начать новый бизнес. Группы гражданского общества предлагают и реализуют полезные инициативы. Беженцы ходят в школу. Политические противники сотрудничают, чтобы свести к минимуму риски в области безопасности, а религиозные лидеры выступают за сосуществование и толерантность.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Устойчивость Ливана во многом обязана памяти о своей тяжелой гражданской войне (1975-1990) годов. С другой стороны, опыт остального региона – который охватывает долгую историю авторитарного правления и пренебрегает накипевшими претензиями – раздул пламя конфликта. Сирия, Ирак и Йемен охвачены войной. В то же время, ухудшающееся положение Палестинцев, по-прежнему, является многолетней обидой на Арабской и Мусульманской улице. В этом водовороте, процветают новые радикальные группы с транснациональными планами.

За последние два года конфликты просочились сквозь национальные границы, угрожая мировой безопасности. Исламское государство использовало давние Суннитские претензии, чтобы бросить вызов территориальной целостности Ирака и Сирии, создавая стратегический вакуум, в котором Россия, Иран, США, Турция и Саудовская Аравия, в настоящее время, борются за власть, иногда через прокси-серверы, но все чаще путем прямого военного вмешательства.

Каждая страна имеет свой собственный план. Иран стремится спроецировать свое влияние на поддержке исторически доминирующего шиитского населения региона, в то время как Саудовская Аравия противостоит, вооружая повстанческие группировки, противостоящие поддерживаемому Ираном, президенту Сирии Башару аль-Асаду, и сражаясь против того, что они рассматривают как иранское присутствие на своих задворках, в Йемене. Что касается Турции, она выступает против создания Курдского государства, что стало возможным, когда Ирак и Сирия территориально распались.

Когда кажется, что регион все глубже втягивается в водоворот постоянного конфликта, легко поверить в то, что только диктаторы или религиозные фанатики могли бы установить какую-либо стабильность. Но так думать, это означает забыть прошлые прогрессивные восстания, например, в Бейруте в 2005 году, Алжире и Тегеране в 2009 году, а также Арабскую Весну, которая в 2011 году началась в Тунисе и распространилась по всему региону.

Для того чтобы понять, куда движется Ближний Восток, мы должны заглянуть глубоко в прошлое, чтобы понять, каким образом регион пришел к этому состоянию. Арабский национализм и его модернизационные устремления начали разваливаться после поражения Арабов в арабо-израильской войне 1967 года, и обвала цен на нефть в 1986 году. Национальные лидеры поддерживали контроль путем репрессий и использовали Исламские оппозиционные партии в качестве пугала, чтобы избежать политических реформ. Национальные экономики, отягощенные кумовством, осуществляли низкий рост, а правительства утратили легитимность.

Эта стратегия была несостоятельной, и впоследствии в 2011 году привела к падению режимов - в Тунисе, Египте, Ливии, Сирии и в других местах. Так как в этих странах не осталось институтов, чтобы обеспечить мирный политический переход, экстремистские группы получили преимущество над обычными гражданами, и за этим последовала грубая борьба за власть.

Насильственные революции могут достичь мирных решений, но подобный исход менее вероятен там, где присутствуют глубокие, неразрешенные сектантские претензии, как в случае Ближнего Востока. Обновление остроты старых, неразрешимых расколов – отраженных в претензиях Суннитов в Сирии и Ираке, Шиитов в Бахрейне, Саудовской Аравии и Йемене, а также Курдов и Палестинцев во всем мире – делает нынешнюю ситуацию особенно нестабильной. Эти проблемы закипали под поверхностью самодержавной репрессии, на протяжении многих десятилетий. Теперь ящик Пандоры был открыт, открывая невероятно сложную геополитическую загадку.

Часть вины, за сложившуюся ситуацию можно возложить и на Запад. Он не смог завершить давний палестинский конфликт, и он создал новые проблемы, разрушив Иракское государство, финансировав моджахедов в Афганистане, а также поддержав диктаторов, которые содействовали его программе по безопасности в Ираке, Сирии, Египте и других странах.

С последними вмешательствами великих держав, таких как США и Россия, многое напоминает о Соглашении Сайкса-Пико 1916 года, между Великобританией и Францией, о том, чтобы расчертить новые национальные границы в регионе и разделить его на сферы влияния. Но, во всяком случае, Сайкс-Пико обеспечивает хорошую модель того, чего следует избегать в восстановлении Ближнего Востока. Регион не нуждается в новых границах и появлении новых протекторатов, а нуждается в лучших государствах, построенных так, чтобы они были устойчивы к этническим разногласиям и менее уязвимы к внешнему влиянию.

Опросы общественного мнения показывают, что подавляющее большинство людей на Ближнем Востоке хотят быть управляемы легитимными государствами, которые поддерживают верховенство закона, защиту гражданских прав, а также содействуют сосуществованию между общинами. Это достойная цель, которая потребует компромисса и примирения на глобальном, региональном и национальном уровне.

Для того чтоб государственные игроки имели возможность найти решение, необходима деэскалация напряженности и достижение компромиссов – во-первых на мировом уровне, между Россией и США, а затем на региональном уровне, между Ираном, Турцией, Саудовской Аравией и Израилем. Целью должно быть достижение великой сделки, которая учтет основные вопросы деления региона, включая статус Палестинцев и Курдов, а также создаст условия для жизнеспособного политического урегулирования в Сирии и Ираке.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Решение проблем, которые остаются неразрешенными в течение десятилетий, является сложной задачей, но бездействие больше недопустимо. И ни одно из основных разногласий на Ближнем Востоке, больше не может быть решено изолированно.

Как утверждал много лет назад Антонио Грамши в Тюремных тетрадях, “Кризис как раз и состоит в том, что старое умирает, а новое не может родиться, и в этом междуцарствии появляется великое множество болезненных симптомов”. Это описание ситуации на Ближнем Востоке в двух словах. Помогая ему построить новый региональный порядок, от всех участников больших и малых, потребуется принятие компромисса, так как это сделали Ливанцы. Война, в которой одна сторона остается побежденной, никогда не заканчивается.