5

Изголодавшись по науке

АМСТЕРДАМ – В дельте Меконга фермеры получают 6-7 тонн риса с гектара в сухой сезон и 4-5 тонн риса с гектара в сезон дождей, используя быстро зреющие сорта риса, которые дают до трех урожаев за год. С другой стороны, западноафриканские фермеры собирают всего лишь 1,5 центнера с гектара риса в год в гористой местности, в то время как другие зерновые дают не более одной тонны урожая ‑ что сопоставимо с урожаями в средневековой Европе.

Подобные различия не являются необходимыми. Действительно, распространение сельскохозяйственных технологий ‑ от более эффективных механизмов до высокоурожайных или более устойчивых сортов сельскохозяйственных культур ‑ имеет достаточный потенциал для значительного сокращения разрыва в производительности труда, даже с учетом различий между климатом и производителями.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Например, новый сорт африканского высокогорного риса, Nerica, дает утроенный годовой урожай. Кроме того, на протяжении последних четырех десятилетий, совершенствование методов селекции, более качественные корма и развитие ветеринарной помощи более чем в два раза увеличили показатель среднего надоя молока по всему миру. Тем не менее, региональные расхождения остаются серьезными: корова в Нидерландах может производить около 9000 литров молока в год, в то время как зебу, крупный рогатый скот, распространенный в тропиках, производит только около 300 литров.

Необходимость увеличения производства сельскохозяйственной продукции с каждым днем становится все более актуальной. Численность населения мира к 2050 году достигнет девяти миллиардов, в то время как люди в развивающихся странах ‑ на чью долю придется практически весь рост населения ‑ нуждаются в более разнообразных диетах. К 2030 году спрос на продукты животного происхождения удвоится, а общий рост спроса на продовольствие увеличится на 40%.

Наука может внести большой вклад в обеспечение глобальной продовольственной безопасности. В то время как генетическая модификация не является необходимостью для того, чтобы накормить мир, она предоставляет значительные преимущества, позволяя ученым вводить или усиливать характеристики ‑ например, устойчивость маниоки к вирусам или улучшение усвояемости корма ‑ на которые невозможно повлиять с помощью традиционной селекции.

Надо отметить, что повышение урожайности не является способом накормить весь мир. Если обширный класс населения не может позволить себе производимый продукт питания, степень его урожайности не имеет значения. Хотя за последние 20 лет удалось вывести из нищеты почти один миллиард человек (по определению Всемирного банка доход менее 1,25 доллара США по паритету покупательной способности), добиться подобного прогресса для следующего миллиарда будет сложнее.

Учитывая это, политики должны удвоить свои усилия по сокращению масштабов нищеты путем поддержки устойчивого и всеобъемлющего экономического роста. Они должны поддержать призыв к надлежащему управлению сельским хозяйством, поддержанию хорошо функционирующих рынков и увеличению инвестиций в сельское хозяйство. В то же время, хотя эти цели и должны быть насущными, не следует забывать о необходимости сосредоточить внимание на урожайности ‑ на увеличение которой за последние десятилетия приходилось три четверти роста пищевого производства.

К счастью, вероятность того, что наиболее значительные потенциальные ограничители – пахотная земля, вода и питательные вещества ‑ в обозримом будущем смогут чрезмерно ограничить мировое производство, судя по всему, крайне мала. Однако, хотя глобально никто в дефиците не окажется, вполне могут возникнуть местные дефициты.

Хотя площадь пахотных земель на душу населения будет продолжать снижаться, во всем мире становится доступно гораздо больше пахотных земель, нежели предполагалось ранее. Пример использования бразильских серрадо, которые раньше считались бесполезными, служит хорошим предзнаменованием для африканских саванн. Также существуют резервы недоиспользуемых земель в других частях Южной Америки, Центральной Азии и Восточной Европы.

Более актуальной задачей является обеспечение того, чтобы культуры получали достаточный объем воды, что требует создания и поддержания эффективных ирригационных систем, стабилизирующих урожайность и позволяющих фермерам собирать каждый год дополнительный урожай. Как можно отметить, только 4% пахотных земель в странах Африки, находящихся южнее Сахары, являются орошаемыми, по сравнению с 38% в Азии. В то время как Ближнему Востоку придется столкнуться с острой нехваткой воды, Aфрика, где предполагается основной рост численности населения, располагает множеством недоиспользованных источников воды.

Использование удобрений за последние годы стало значительно более эффективным, и эта тенденция будет продолжаться. Запасы таких полезны ископаемых, как фосфаты, будут достаточными на протяжении многих десятилетий, а запасы азота и вовсе не ограничены. Уже существуют технологии извлечения питательных веществ из отходов, снижающие зависимость от добычи полезных ископаемых. Кроме того, свиньи и птицы являются идеальными переработчиками пищевых отходов, а их собственные отходы жизнедеятельности могут служить в качестве удобрений и источников энергии, превращая пищевые цепочки будущего во взаимосвязанные производственные циклы.

Пожалуй, самым актуальным ограничением для сельскохозяйственного производства является предстоящая нехватка рабочей силы, которая возникнет по мере того, как сельская молодежь, которая традиционно составляла часть сельскохозяйственной рабочей силы, будет стекаться в города. По мере того как мелкие фермеры окажутся не в состоянии обеспечить достаточные излишки продукции, сельскохозяйственное производство будет становиться все более консолидированным и механизированным, повышая потребление ископаемого топлива, которое должно быть компенсировано за счет внедрения более эффективных технологий.

Разумеется, будущее производства продуктов питания во многом остается неопределенным. Рост численности населения может замедлиться медленнее, чем ожидается. Протекционизм угрожает открытым рынкам и росту ВВП. А волатильность цен, будь то вызванная засухой или близорукой национальной политикой, может отпугнуть инвестиции в сельское хозяйство и снизить покупательную способность бедных слоев населения.

Также остается неясным, станет ли изменение климата причиной для возникновения дополнительной изменчивости в урожаях. Хотя оно может повлиять на осадки, более высокие температуры позволят создать сельскохозяйственное производство в более холодных регионах; к тому же известно, что CO2 ускоряет рост растений даже в засушливых районах.

Кроме того, в то время как пищевая гигиена, прослеживаемость и маркировка улучшаются, когда речь идет о безопасности пищевых продуктов, халатность любого масштаба может иметь далеко идущие последствия в сложной и взаимосвязанной глобальной пищевой цепи. Растущий спрос на продукты животного происхождения подчеркивает микробиологические риски, учитывая то, что меры по защите прав животных иногда создают новые опасности. Например, открытые загоны для выращивания птиц могут увеличить распространение таких инфекционных заболеваний, как птичий грипп.

Fake news or real views Learn More

Несмотря на подобные риски, перспективы продовольственной безопасности в будущем выглядят многообещающими. Наша пища сегодня безопаснее, а наши диеты более разнообразны, чем когда-либо прежде; методы производства становятся все более устойчивыми, экологически чистыми и эффективными; и мы постоянно развиваемся с точки зрения защиты биоразнообразия.

Тем не менее, многие в Европе и Соединенных Штатах ‑ те, кто больше всех выиграл от сельскохозяйственных достижений ‑ не доверяют этому прогрессу, расценивая научный прогресс и свободную торговлю как опасную комбинацию. Ввиду того, что подобное восприятие препятствует прогрессу, оно является реальной угрозой для глобальной продовольственной безопасности.