0

Насколько «питательны» ваши инвестиции?

Скандал разразился после публикации в 1906 году романа Эптона Синклера «Джунгли» ‑ бестселлера, который в деталях описал жизненный опыт семьи иммигрантов из Литвы, работающей на предприятии мясоконсервной промышленности Америки. Общественный отклик на описание в книге антисанитарных условий на предприятиях отрасли был таким сильным, что Конгресс Соединенных Штатов принял Закон о доброкачественности пищевых продуктов и медицинских препаратов – первый закон, в котором требовалось указывать содержимое на упаковках продуктов питания – в том же году.

К 1910 году, по утверждению газеты «Манчестер Гардиан», паника, вызванная книгой «Джунгли», распространилась на Соединенное Королевство, где ее подхватили «менее добросовестные газеты этой страны», с «клеветническими» и «надуманными» претензиями к пищевой промышленности. Это, возможно, было правдой, но следствием стало появление еще лучших законов о маркировке продуктов и в Великобритании.

Действительно, скандал привел в действие ряд законов в странах по всему миру, которые сегодня требуют, чтобы маркировка продуктов не ограничивалась только перечнем ингредиентов, а включала информацию о витаминах, минералах и калориях, которые содержат продукты. Эти этикетки, несомненно, полезны для потребителей, но маловероятно, что многие производители, если бы у них был выбор, стали бы их применять по собственной инициативе.

Вот каким образом часто осуществляется нормативный прогресс. История законодательных реформ является, по существу, «прерывистым равновесием», с продолжительными периодами времени, во время которых общественная апатия препятствует любому прогрессу, эти периоды прерываются скандалами, которые делают прогресс возможным. Укоренившиеся заинтересованные круги (компании по переработке продуктов питания, в случае с маркировкой продуктов питания) сопротивляются переменам, используя все свои лоббистские возможности, но общественное негодование слишком велико, и они не могут выиграть.