0

Как возникают экономические супердержавы

Анти-японские выступления в Китае усилили напряженность в Азии. Действительно, «китаемания» – смесь надежд и, главным образом, опасений - охватывает мир в связи с быстрым экономическим ростом Китая. Но следует ли миру позволить чувству страха перевесить чувство надежды?

Американцы обеспокоены тем, что их рынки наводняют китайские товары. Мексика, Бразилия, Центральная Европа, Индонезия и даже Шри-Ланка обеспокоены конкуренцией со стороны более дешевой рабочей силы. Европейцы, похоже, настроены более оптимистично, полагая, что китайский рынок откроется не только для европейской инженерной продукции и станочных систем для оборудования «нового мирового цеха», но и для предметов роскоши и даже туризма в связи с ростом спроса на них среди нового и состоятельного китайского среднего класса. Все чувствуют, что в этот самый момент происходит сейсмический сдвиг.

Такой быстрый промышленный рост является редкостью, но отнюдь не беспрецедентен. В качестве наиболее интересных аналогий можно привести подъем Германии в 19-ом веке и Японии в 20-ом.

До тех пор Англия была экономическим вундеркиндом Европы. Некогда европейский остров с плохой погодой превратился в крупнейшую мировую экономику, продукция которой, начиная с текстильных изделий и заканчивая железнодорожным оборудованием, господствовала на мировых рынках. Англия была пионером индустриализации и была глубоко шокирована самонадеянностью стран-новичков в этой области, быстро достигших той же стадии развития.