0

Виват, Европа?

КЕМБРИДЖ: Вне всякого сомнения, европейская экономика находится на подъеме: по прогнозам, экономическй рост составит 3 процента, и не исключено, что темпы роста окажутся еще выше. Мировая экономика смотрится лучше, и даже внутри Европы спрос растет. Таким образом, для оптимизма немало причин: прощай, глобальный кризис, забудьте про угрозу застоя в Европе. Однако, есть еще более хорошие новости, которые, возможно, обещают нечто большее, нежели сиюминутный подъем. Благодарите за это часто злоупотребляемое евро, ибо оно подчинило когда-то расточительные страны Средиземноморья монетарной дисциплине немецкого толка.

Но наиболее интересным новым явлением в европейской экономике носомненно стали вера, надежда, и, пожалуй, реальность экономической реструктуризации на многих фронтах. Правительства осуществили ряд приватизаций, радикально повлиявших на конкуренцию. Для примера, возьмите приватизацию Дойче Телеком-а и ценовую войну, ею вызванную. Молодежь все чаще осознает насущное значение современных информационных технологий, и она ищет пути самореализации, используя как Интернет, так и Ноймаркт -- немецкий вариант попытки вдохновить спекулятивный капитализм американского типа.

Крупные компании также участвуют в игре. Европу захватили слияния компаний, которые имеют целью не только использование преимуществ от более широкого европейского экономического пространства, но также противостояние жесткой конкуренции на мировых рынках. Одним словом, в Старом Свете горячо. Никто не может сказать, насколько далеко зайдут перемены, и как быстро они выведут Европу на скоростную трассу.

Ни одного дня не проходит без того, чтобы на первых полосах не появились сообщения о крупных слияниях в Европе: Германия полыхает огнем из-за того, что ее гигантские корпорации сочетаются браком; во Франции важные стратегические игры разыгрываются в сферах банковского дела и моды; итальянские главные игроки выходят на европейскую и мировую сцену. В меньших странах (в пропорциональном масштабе) также происходит очень многое. Правильно ли будет сказать, что несмотря на все разочарование, вызванное американской моделью, Европа ныне в меньшем масштабе повторяет историю американского успеха?